пятница, 23 мая 2014 г.

6 Н.А.Морозов ГУЛАГ в Коми крае 1929-1956

. Всего на 1 сентября 1944 г. в структуре Печорского железнодорожного, лагеря числились: 44 колонны, 10 карьеров, 38 пекарен, 6& бань, 48 прачечных, 46 сушилок, 60 хлеборезок, 66 дезинфекционных камер, 58 медицинских пунктов, 10 лазаретов, два дома младенцев. Всего - 384 барака. Работали 118 врачей (в том числе 65 заключенных), 160 фельдшеров (из них 120 - заключенные), 170 медсестер (87 заключенных) и 29 фармацевтов - все заключенные [67].
«Лето 1944 года, - пишет в своих воспоминаниях А.В.Антонов-Овсеенко, - я встретил на центральном пересыльном пунгсте Печорлага Это была большая зона, тысячи на три заключенных". "В мае 1944 г. после "общих работ" (лесоповал, карьеры) стал "доходягой" и попал в лазарет. После выздоровления работал в центральном пошивочном комбинате. Здесь основную рабочую силу составляли женщины и инвалиды. Заключённые шили матрацы, пороли старые солдатские шинели, из сукна которых делали рукавицы для работавших на лесоповале. В лазарете работал профессор Г.М.Даиишевский, известный терапевт, возглавлявший до ареста в 1937 г. ("дело" об отравлении пролетарского писателя А.М.Горького) ученый совет народного комиссариата здравоохранения СССР. После освобождения в 1955 г. профессор Данишев-ский работал в Институте кардиологии имени Мечникова, написал книгу "Акклиматизация человека на Севере"» [68].
Летом и осенью 1944 г. в Печжелдорлаг прибывают бопыиме этапы "изменников Родины" (окруженцы, власовцы, пособники фашистских оккупантов и прочие). Некоторое представление о размещении "изменников" дает следующая таблица [69]:
Лаготделения Постатейно Всего
58-а 58-6 58-3
первое 427 363 64 854
_--•-1---—-—~——- третье 422 213 48    I 683
—--—-——- 1 четвертое 113 93 19 224
iпятое 268 -
1                 итого: "23СГ ~ ' 149 ' "''20483,^
| 1 район 7 9 2СГ~
j 2 район 6 6 2 14
| 3 район 30 18
| лесокомбинат 40    j 36 7 " "аз""*
I ОЛП Воркута 35    1 83    ' п с ____120_
j сельхоз Сивая Маска 2 - 1
I сельхоз Печора 1 -
ЦРМ-1 24 17 4 45
СММК 33 39 5 77
ОЛП-1 Абезь 9 2 2 17
ЦРМ-2 1 4 3 8
сельхоз Фион 4 1 - 5
Вой-Вож 18 I     50 5 , _ 73
126
пересыльный пункт 43 106 149
сельхоз Косью 4 - 1 5
сельхоз Белый-ю 43 1 1 45
Сыня - - _ _
Кожим - _ _ _
итого: 300 373 40 713
всего: 1530 1042 189 2761
Архивные материалы позволяют проследить размещение этой категории заключенных еще более подробно - по колоннам и вспомогательным подразделениям [70]:       _ -_
Отделения Колонны / кол-во з/к Вспомогательные подразделения
первое 1/54 изолятор /1
8/44 лазарет № 1/29
10/63 лазарет № 2/81
11/32 лазарет № 4/112
23/30 лазарет № 7/75
1~~31/45 центральный пошивочный комбинат /1
45/86
46/150
47/19
72/20
третье 1/32 сельхоз /1
2/72 лазарет № 1/175
3/50 лазарет № 4/197
4/62
28/52
40/10
43/32
четвертое 1/13 сангородок № 1/19
3/102 сангородок № 4/34
13/2*0
93/6
96/8
97/9
98/2
140/11
пятое 4/37 лазарет /67
5/24 изолятор /3
6/14
10/35
11/3
15/103
127
1 1 район . -       j—.                                               ;
•____£.--—--- 2 район Уса/2
ПЧ-6 /4     |                                       __._
тяга 12
ПЧ-17/3
движение /1 ......
3 район 1/28
2/7
4/5
5/14 ...
ОЛП Воркута 2/63
СММК 1/57 в двух колоннах v моста
ОЛП-1 Абезь:
лесозаготовительная колонна /3
штабная колонна /1 лазарет /9
сельхоз Фион:
подкомандировка Верпияга /3
Юс-Нароель /1
Пересыльный пункт лазарет /149
Итого: 2122 902
Таким образом, можно сделать вывод о том, что если из 2761 чел., учтенных.в данной справке, 902 находились на стационарном лечении, условия их труда и быта были чрезвычайно тяжелыми. Нельзя сказать, что положение других категорий заключенных было лучше. На 1 января 1944 г. ц целом по лагерю насчитывалось 3693 стационарно больных (16% от списочного состава заключенных), 200 чел. в "оздоровительных командах" и 892 инвалида. На 1 сентября того же года - 3817 больных (13,8%) и 674 инвалида [71].
Представляют интерес также данные о полозов и возрастном составе заключенных. На 1 марта 1944 г. в лагере пребывали 22427 чел. заключенных, из них 1124 женщины. Один заключенный имел возраст до 17 лет и один - свыше 60. 10504 заключенных (47%) были в самом расцвете сил - от 17 до 30 лет; 8938 - от 30 до 50 лат (40%); 2964 - от 51 до 60 лет (13,2%) [72]. Убыли из лагеря с 1 января по 1 сентября 1944 г 1232 заключенных "здорового контингента". Общая картина убытия вид-, на из следующей таблицы [73]:
Дата Куда убыли ] Кол-во ' Примечания      i ---,———<—-----—j
1 б февраля стрсительстзо-500 Г     ir.     1 I J десятники              _J
17 февоаля Приволжский ИТЛ ~|     76    1 авторемонтный завод_
24 июня Приволжский ИТЛ |    141 авторемонтный завод
128
24 июня Сёвдвинлаг 23 шоферы
31 июля Химлаг 31 разные   специалисты для      строительства архива
31 июля У ИТЛ К      Московской обл. 14 портные, сапожники
12 августа строительство-108 200 разные специалисты
12 августа строительство-500 34 тоннельщики, шоферы, механики
12 августа Интинский ИТЛ 273 передача   в   Кожим-уголь
в  разное  время  по нарядам ГУЛАГа 37 одиночными этапами
в  разное  время  по требованиям судебных органов 19 одиночное этапирование
в разное время немцев на освобождение 15
в разное время освобождено с передачей райвоенкоматам 354
В 1944 г. в производственной сфере были заняты 22813 заключенных (в первой половине 1943 г. - 32502), в том числе: на строительно-монтажных работах - 4118 (4970), на железнодорожном транспорте -6121 (7760), в сельском хозяйстве - 1549 (1190) [74].
Судя по архивным документам ("Отчет политотдела Печорского железнодорожного лагеря за 1944 год", "К вопросу строительства железнодорожной линии Хальмер-ю. Справка управления Печорского ИТЛ, ноябрь 1944 г."), главной производственной задачей лагеря было строительство дороги от Воркуты до Хальмер-ю. Любопытно, что первый документ гораздо более объективно описывает ситуацию на строительстве, чем сухая канцелярская справка начальника лагеря подполковника госбезопасности В.А.Барабанова. Сопоставляя оба документа, можно более или менее точно воспроизвести общую картину строительства.
Строительство 62,5-километровой трассы началось в ноябре-декабре 1944 г. Прямо скажем, не очень удачное время для суровых условий Заполярья. По нарядам ГУЛАГа в декабре 1944 - январе 1945 гг. прибыли этапами 7518 заключенных (4702 мужчин и 2816 женщин) -в дополнение к 2500 заключенным, уже работавшим здесь. Техническую базу строительства составляли 12 лошадей, три трактора, механическая мастерская, 6 автомашин и 10 палаток [75].
На трассе будущей дороги было создано несколько рабочих колонн -штабная, связи, карьерно - земляная (№2), колонна №3 (312 заключенных), колонна №4 (пересыльная, на 230 заключенных). Силами заключенных колонны №4 были построены два барака, пекарня, кухня, баня, барак для административно-технического персонала, дезинфекционная камера, дом для охраны и дом для вольнонаемных на 12 чел. На 15 ноября 1944 г. было уложено 800 м железнодорожного полотна, по-
строены блокпост, три стрелки, перевалочный склад в Воркуте на 300 т грузов, база, протянута линия связи до Аяч-Яги [86].
Начальником Северного управления был назначен ФельгельштаН, . бывший до этого начальником пятого отделения лагеря. Для оперативного руководства строительством трассы было создано восьмое строительное отделение (начальник - Сеплярский, работавший до этого в должности заместителя начальника 3-го района). На 1 января 1945 г, строители проложили 17 км трассы, в том числе укладкой полотна - 2 км. Из отчета политотдела лагеря в Коми обком ВКП(б) выясняются некоторые подробности о составе и состоянии рабочей силы строительства. Первая особенность - "очень много верующих-заключенных" [77]. Вторая - поступившие этапы прибыли издалека, люди были в пути 20-36 суток в плохо оборудованных вагонах. Поэтому еще в пути с этапов было снято 95 больных и 13 умерших.. На пересыльном пункте лагеря в Кожве были сняты еще 1487 больных, которых срочно госпитализировали с традиционными лагерными диагнозами - дистрофия, пеллагра, обморожения [78].
Третья особенность - прибытие на строительство шести (!) украинских этапов. Два уже пришедших этапа были переполнены тифозными больными.
Политотдел лагеря отмечает в своем отчете, что все больничные учреждения оказались переполненными. Срочно пришлось четыре производственные колонны переоборудовать под "оздоровительные пункты" и еще две колонны - под лазареты. В результате пришлось временно закрыть несколько строительных объектов. Для решения проблемы было признано необходимым срочно приступить к строительству восьми (!) новых больничных корпусов и зданий других лечебных учреждений на 1000 мест(!) [79].
Конечно, несмотря на эти "трудности" дорога была построена и вступила в эксплуатацию уже в 1945 г. ... В этом - Победном - году структура Печорского железнодорожного лагеря выглядела следующим образом: 6 строительных отделений, 3 железнодоржных и 1 строительный ОЛПы, 6 подсобных предприятий, 8 совхозов (да еще 4 в Котласе), 142 колонны (с лазаретами), в их числе 15 колонн на транспорте, да еще 18 действующих лазаретов. Лагерь располагался на участке трассы Котлас -Хальмер-ю протяженностью 530 км. Жилой фонд лагеря включал 3000 зданий общей площадью 420 тыс. кв.м, в том числе 854 жилых барака общей площадью 101,4 тыс. кв.м [80].
Списочный состав заключенных лагеря по категориям трудоспособности в течение всего 1945 г. имел устойчивую тенденцию к уменьшению [81]:
Кварталы Списочный Категории трудиспользования
состав 1 2 3 4
1 41561 8205 11722 11571 451
(19,7%) (28,2 %) (27,8 %) (1,1 %)
130
CM 41330 7583 12565 12676 1309
-ft- (18,4%) (30,4 %) (30,7 %)■ (3,2%)
Ь'   3 38415 6505 11118 12598 1202
(16,9%) (28,9 %) (32,8 %) (3,1 %)
4 34413 6217 9536 10638 912
(18,0%) (27,7 %) (30,9%) (2,6%)
Из таблицы видно, что при общем уменьшении количества заклю-I ценных на 7148 чел. численность 1 категории трудоспособности I (тяжелый физический труд) и 2 категории (средний физический труд) уменьшилась на 4174 чел. В то же время численность заключенных 3 : категории (легкий физический труд) и 4 категории (инвалиды) увеличи-I лось в процентном отношении к списочному составу заключенных (-933 чел. по 3 категории, + 461 чел. по 4-й категории). Вывод напрашивается \ сам собой - за 1945 год качественный состав рабочей силы лагеря |: Ухудшился. Если добавить сюда значительное число больных, нахо-[ дившихся на стационарном лечении (в первом квартале - 7951 чел. I (19,3% к списочному составу), во втором квартале - 6018 (14,5%), в I третьем квартале - 5195 (13,5%) и в четвертом - 5479 (16,0%)), то об-| щая картина была еще более удручающей.
В отчете политотдела лагеря Коми обкому ВКП(б) за 1945 год указы-; валось на причины сложившегося положения с рабочей силой. Первая I причина заключалась в неудовлетворительном состоянии приходивших ! в лагерь этапов. В декабре 1944 г., январе - марте и ноябре 1945 г. по-! ступило в лагерь 26069 заключенных. Из этого количества 6200 чел. I были сразу госпитализированы с традиционными гулаговскими диагно-\ зами (дистрофия, пеллагра, туберкулез легких и др.). Еще 2000 чел. \ прибыли с категориями "легкий физический труд" и "инвалиды". После !, прохождения медицинской комиссии третью категорию трудового \ использования" получили еще 9000 чел. Фактически половина прибыв-[ ших этапами заключенных находилась в тяжелом физическом состоя-\ иии и не могла работать в производственной сфере. Все они нуждались [ в предварительном лечении или прохождении через так называемые [ "оздоровительные пункты". В отчете политотдела отмечалось, что в \ среднем за год через эти самые "оздоровиловки" проходили по полторы h тысячи заключенных [82].
Вторая причина виделась составителям отчета в том, что послево-; енная амнистия нанесла серьезный ущерб состоянию рабочей силы [ лагерей. Так, за третий квартал 1945 г. из Печжелдорлага (параллельно [ начинает употребляться термин "Печорстрой НКВД") освободились с I выездом за пределы лагеря 12677 чел. Это сказалось на общем coll стоянии лагеря в двух направлениях: возросли внутрилагерные пере-: t броски заключенных, что увеличило нагрузку на учетно-\ \ распределительные отделы подразделений, и, во-вторых, потеря 12677 \ чел негативно отразилась не только на физическом, но и моральном \ состоянии "контингента". "Это были преимущественно молодые, физи-
131
чески здоровые и морально контингенты", - с грустью отмечали работники политотдела [83].
Эта грусть выдает один очень важный секрет функционирования ГУЛАГа. Из воспоминаний бывших узников этой системы мы знаем, что амнистия весны-лета 1945 г. практически не коснулась политических заключенных. Освобождались "социально близкие" режиму элементы -уголовники, воры и мошенники, убийцы. Именно на этих элементах и держалась вся система лагерной жизни (кроме производственной сферы). Уголовники терроризировали политических, паразитировали на их жизни. Имеются многочисленные свидетельства того, что большинство амнистированных уголовников вскоре опять совершили различные преступления и были возвращены в зоны.
Думаю, что истинная причина лицемерной грусти политотдельцев Печорлага заключалась в другом. Они смертельно боялись ослабления системы контроля над десятками тысяч жертв сталинского террора. Поэтому решительно сопротивлялись любым попыткам перестройки устоявшихся десятилетиями принципов и норм функционирования ГУЛАГа. Тем не менее перемены назревали, приобретая объективный характер. Очистительная буря великой войны не оставила в стороне осчрова Архипелага. Большая часть политических, освободившихся из лагеря в 1944-1945 гг., осталась работать по найму в самом лагере. Об этом свидетельствует "Отчет о работе отдела кадров Печжелдорлага за 1945 год". Согласно этому документу, всего по так называемому "зольному найму" в лагере работали 14881 чел., из них 4137 женщин (27,8%), причем 338 из них - на административных, инженерно-технических и руководящих должностях. Бывшие заключенные (судимые) составляли 58,1% работников (8646 чел.), из них политических - 1548, или 17,9%, уголовников - 3415 чел., или 39,5%. 1236 чел. (14,3%) составляли освободившиеся по директиве № 185 [84].
Всего за 1945 год лагерь принял по найму 3712 своих бывших заключенных, что составило 62% от вновь принятых и прибывших. Лишь 553 чел., освободившихся по амнистии или освобожденных досрочно,; выехали за пределы лагеря по месту жительства. 56 бывших з/к совершили преступления, за что были осуждены и заключены в ИТЛ. Кроме того, в штат были зачислены 1539 чел. из ликвидированного Котласского ИТЛ, в том числе 361 работник охраны Котласлага [85].
В результате этих бурных событий увеличилась прослойка бывших; осужденных среди руководящего состава, среднего и низшего звена; аппарата управления. Так, из 319 чел. с высшим образованием, работавших на транспорте и в строительстве, 32 чел. были из числа освобожденных по директиве № 185. Из 423-х чел. со средним специальным образованием таких было 52. Из 26 начальников отделений строительства 10 имели судимости, в том числе по политическим мотивам - 6 чел. Из 20 заместителей начальников отделений - 12, в том числе 7 политических. Из 13 начальников строительных отделений и их заместителей один имел лагерное прошлое (по бытовым статьям). Итого из 59 чел. -23 в прошлом судимых, из них 13 политических. Всего по управлению
132
строительством - 76 "бывших" из 134 управленцев (39 из них - политические) [86].
Нарком НКВД Коми АССР Л.Буянов в докладной записке первому секретарю Коми обкома ВКП(б) А.Г.Тараненко "О причинах срыва государственного плана перевозок угля железнодорожной линией Кожва -Воркута в январе и феврале 1945 г." от 25 марта 1945 г. сообщал, что одной из причин невыполнения плана перевозок была "засоренность" кадров железнодорожников заключенными. Так, из 8304 железнодорожников 5172 (62,3%) были заключенными, а из 3132 вольнонаемных 2089 чел. (66,7%) имели з прошлом судимость, в их числе 723 - политические.
Общим показателем производственной деятельности лагеря можно считать объем освоенных капитальных вложений. Имеющиеся в нашем распоряжении архивные документы позволяют выявить этот общий показатель по обоим железнодорожным лагерям - Печорскому и Северному (в млн руб.) [87]:
Годы Печорлаг Севлаг Итого
1939 44,7 - 44,7
1940___| 118,7 - 113,7
i         1941 369,1 134,9 504,0
1942 267,0 71,8 338,8
1943 74,9 41,6 116,5
1944 63,9 43,8 107,7
1945 117,2 12,0* 119,2
Всего: *__......___________ 1055,5 304,1 1359,6
* данные за первую половину 1945 г.
Свои воспоминания о пребывании в Печорском железнодорожном лагере з 1945 - 1950 гг. оставили Лазарь Вениаминович Шерешевский -известный поэт, переводчик, член Союза писателей СССР, и Роберт Александрович Штильмарк - бывший военный топограф Генерального штаба Красной армии, фронтовик, автор известного романа "Наследник из Калькутты" и автобиографического романа "Падшие ангелы". Летом 1945 г. Л.В.Шерешевский, пройдя все круги гулаговского ада, оказался в Абези, где и был зачислен в штабную колонну управления Печжелдорлага. В то время жизнь в Абези била ключом. Здесь судьба подарила, ему встречи с самыми удивительными людьми, благодарную память о которых он сохранил в своих воспоминаниях. "Да, были и обычные лагерные будни - 11 -часовой рабочий день, дважды в месяц так называемые "выходные", не всегда соблюдавшиеся лагерным начальством, назойливое и докучливое соседство уголовников. Да, надо было многое пережить, в том числе и амнистию 1945 года - для уголовников, отнюдь не для политических" [88].
И все-таки главное для него было в другом. Абезь в те годы была настоящим центром интеллектуальной жизни Кожвинского района: |    здесь был свой театр с двумя труппами - музыкальной комедии и дра-
133
магической, ансамбль песни и танца культурно-воспитательного отдела. На сцене театра выступали замечательные актеры - Федор Ревин, бывший солист-премьер Киевского оперного театра (по свидетельству Р.А.Штильмарка, умер в Абези); замечательный певец Алексей Белев, известный украинский баянист Балицкий. пианист-концертмейстер Всеволод Топилин, актер театра и кино Л.Л.Оболенский, скрипач Николай Немченко, композитор и дирижер Зиновий Бинкии, Иогельсен - бывший режиссер Радловского театра в Ленинграде, театровед и журналист Алексей Григорьевич Моров, поставивший но сцене Абезьского театра оперетту "Цыганский барон".
Таких людей, составлявших элиту российского общества тех лет, РАШтильмарк насчитывает в Абези около 150 чел. ! {ZB}. Конечно, актеры-заключенные играли и творили не для-культурно-ьоопитательного отдела, не для начальства. Они прекрасно понимали всю бездну лжи и фальши крепостного театра. Они играли и творили для своих собратьев по несчастью, для заключенных. И если в зале сидели-и слушали спектакли вольнонаемные, актеры знали, что больше половины из них -бывшие заключенные. Театр ГУЛАГа поистине представлял собой почти единственную возможность противостоять силам Зла s человеке и вокруг него. Именно в этом его бессмертное значение...
РАШтильмарк в своих воспоминаниях приводит примеры сопротивления заключенных лагерному режиму, ссылаясь при этом на слухи о восстании заключенных строительства №500, которое произошло в августе 1948 г. Так бы и остались эти слухи слухами, если бы не свидетельства очевидцев этих событий. Одно из них приводится в документальной повести доктора исторических наук Г.Федорова "Басменная; больница", опубликованной в журнале "Наука и жизнь" (№ 7-9, 1988 г.).; Судя "по приводимым свидетельствам, восстание произошло в Обдор-ском (Обском) ИТЛ, заключенные которого строили железную дорогу через Полярный Урал от п.Лабыткакги до станции Чум Северо-: Печорской магистрали. Решение о строительстве дороги было принято Советом Министров СССР 22 апреля 1947 г. (постановление №1255-331с) в связи с планами сооружения в Обской губе на мысе Каменный крупного морского порта.
Уже 1 мая 1947 г. на трассе будущей магистрали начались земляные работы. Рабочие колонны шли от станции Чум на восток, к горам Полярного Урала, вдоль правого берега реки Елец (приток реки Усы). Вскоре количество заключенных достигло 40 тыс. чел., среди которых было немало осужденных по 58-й статье. В самый разгар строительства, когда рабочие колонны и лагпункты со стороны Лабытнанги уже соединились с колоннами западного участка, вспыхнуло восстание-("массовое самоосвобождение заключенных", как писали в официаль-; ных документах).
Восставшие, основное ядро которых составили бывшие солдаты и: офицеры Красной Армии ("окруженцы"), захватили несколько колони и лагпунктов и продвигались в направлении Воркуты, намереваясь поднять на восстание заключенных Воркутлага. Другая часть повстанцев
134
двинулась на восток, к Обской губе, надеясь захватить корабли и уйти в море. До Воркуты оставалось совсем немного - километров 50, но тут подоспели заградительные отряды, авиация и танки. Восстание было потоплено в крози, оставшихся в живых повстанцев (около 100 чел.) отправили в штрафные зоны Воркуты, где они и погибли от голода и болезней [90].
Я привожу описание стих событий лишь постольку, поскольку они имели отношение к строительству железной дороги Чум -Лабытнанги, а первые 40 км этой дороги - от станции Чум в сторону Полярного Урала по территория Коми АССР - вел Печорский железнодорожный лагерь. По приказу МВД СССР №082 от 5 февраля 1949 г. Печжелдорлаг вел также; строительство последней з своей истории железной дороги Хано-вей - шахта №7 (район Воркуты). В 1949 - 1950 гг. лагерь строил и ширококолейные подъездные пути к аоркутинским шахтам протяженностью 238 км [91].
24 июля 1950 г. Печорский железнодорожный лагерь слился с Северным железнодорожным в единый Печорский лагерь (Печлаг).
4. Заполярный лагерь. 1941-1942 гг.
Лагерь как самостоятельная единица ГУЛЖДС ГУЛАГа был создан в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 24 августа 1941 г. и особым решением пленума Коми обкома ВКП(б) от 24 ноября
1941 г. Заполярная экспедиция БАМпроекта и Лентранспроекта получили правительственное задание на проведение изыскательских и иных работ в Большеземельской тундре от Воркуты до побережья Северного Ледовитого океана для прокладки железной дороги Воркута-Хановей-Хабарово протяженностью 330 км.
Начальником лагеря был утвержден Успенский. Перед управлением нового лагеря была поставлена задача закончить строительство зимника вдоль трассы будущей дороги до 1 февраля 1942 г., за февраль-май
1942 г. завезти рабочую силу, материалы и оборудование, открыть рабочее движение поездов в декабре 1942 г.
Для решения этой задачи, которая, несомненно, имела важное военно-стратегическое значение, пленум обкома ВКП(б) обязал: начальника Печжелдорлага Потемкина передать Заполярлагу 200 автомашин, 20 тракторов, 200 лошадей, 30 передвижных электростанций, 44 тыс.куб.м круглого леса и 36 тыс. куб. м пиломатериалов, 800 разборно-сборных домов, 50 оленьих упряжек; начальника Устьвымлага Решетникова - 520 тыс. шт. шпал, 234 тыс. куб.м круглого леса и 60 тыс. куб.м пиломатериалов, организовать на базе лесопильного завода в Ропче деревообрабатывающий комбинат для нужд Заполярлага мощностью 600 сборно-разборных домов; начальника Ухтижемлага Бурдакова - поставить 40 тыс. шт. кирпича и оленьи нарты. Кроме всего этого, пленум обязал райкомы партии передать новому лагерю 40 т ягод, руководство Печжелдорлага - обеспечить снабжение стройки картофелем и овощами. Руководство обкома мобилизовало на строительство 15 коммуни-
135
стов и 50 комсомольцев. Позаботились также о снабжении лагеря куропатками - бюро Коми обкома установило квоту на ловлю £0000 тт. этой птицы для Заполярлага. Всего намечалось выловить 270000 голов, з том числе по Воркутлагу - тоже 80000 шт., ПЖДЛ - 60000, СЖДЛ и Ух-тижемлагу - по 20000 шт. [32].
Дальше произошло необъяснимое - 28 декабря 1941 г. великая Се-веро-Печорская магистраль дотянулась до Воркуты. А 25 января 1942 г. по приказу НКВД №00185 Заполярлаг был ликвидирован (точнее, объединен с Печжелдорлагом). Строительство трассы было прекращено, по существу не начавшись. К сожалению, архивные источники не позволяют пролить дополнительный свет на эту маленькую страницу истории странных методов строительства, которые практиковались НКВД СССР...
5. Северное управление лагерей железнодорожного строительства
Эта лагерная структура существовала недолго - с 28 апреля 1947 по 12 ноября 1949 гг. Управление располагалось в л. Абезь Кожвинского района Коми АССР, а затем переместилось в Красноярский край (ра\юи Игарки). Литер структуры - ГК, затем ГШ. Телеграфный код ~ "Радуга". Адрес: Коми АССР, п.Абезь, почтовый ящик п/я 276. О размерах структуры свидетельствует включение в нее таких крупных лагерей, как Печорский и Северный железнодорожные, Обский ИТЛ. Заполярлаг и строительство №503, Вайдарский ИТЛ, Обский пагерь с строительством №501 и Енисейский лагерь. Итого - 7 лагерей, дислоцированных на огромной территории от Архангельской области и Коми АССР до Севера Западной Сибири!
Лагерь занимался строительством железной дороги от станции Чум Коми АССР до станции Лабытнанги Тюменской области и далее к мысу Каменный на побережье Обской губы (по существу выполнял задачу Заполярлага 1942 г.), строил в этом месте морской порт, судоремонтный завод и жилой поселок (то же в Игарке). С 6 мая 1949 г. направление строительства железной дороги было изменено с северного на восточное - вдоль побережья океана от Салехарда к Игарке и далее. В связи с этим все работы на мысе Каменный, в Новом Порту, Находке, Яр-Сале и участке Обское - Щучье были прекращены.
Трудно даже приблизительно определить количество заключенных этого суперлагеря. С учетом численности Печжелдорлага и Севжелдорлага (около 100000 чел.) их число могло составлять не менее 300-400 тыс. чел. Судя по архивным документам, среди заключенных было немало военнопленных и немцев-спецпоселенцев. Начальником управления лагеря был полковник В.А. Барабанов.
8. Печорский лагерь (Печорлаг) 1950-1959 гг.
Объединив два крупных железнодорожных лагеря, Печлаг к началу 50-х гг. представлял собой огромную структуру, протянувшуюся по ли-
136
нии железной дороги Вельск-Котлас (Архангельская область) и Котлас-Воркута (от станции Мадмас до станции Хальмер-ю - в пределах Коми АССР). Несколько ранее в эту структуру влились подразделения еще двух лагерей - Северо-Двинского и Котласского. Таким образом, по существу было проведено слияние четырех ранее отдельных лагерей. На 1 апреля 1952 г. лагерь насчитывал 11 лаготделений и 106 лагпунктов, в которых содержался 37471 заключенный (в том числе 32440 - на территории Коми АССР) [93].
Главной задачей лагеря было строительство вторых путей магистрали Котлас-Воркута и поддержание ее в рабочем состоянии. Управление лагерем располагалось в г. Печора Коми АССР.
Первое лаготделение дислоцировалось на станции Вельск, второе -на станции Сольвычегодск Архангельской области. Третье лаготделение, организованное еще в 1940 г. (Ижемское), протянулось от станции Иоссер до станции Ира-иоль. В 13 лагпунктах и больнице №21 этого отделения насчитывалось 4928 заключенных. Все лагпункты (кроме восьмого) находились на усиленном режиме и по списочному составу были мужскими. Большинство заключенных - русские, очень мало политических - всего 133 чел., больше половины которых (73) были стационарно больными. 52 политических были на 24 лагпункте (станция Ира-иоль) и 8 - на 18 лагпункте (станция Айю-ва). 8-й лагпункт (станция Сы-рочай) считался спецлагпунктом строгого режима с лимитом наполнения 300 чел. (на 1 апреля 1952 г. - 272 заключенных, в основном уголовно-бандитский элемент, политических было всего 15 чел.) [94].
Рабочий день - по 10 часов, питание - 400-600 г хлеба, 17 г сахара, 0,5 л жидкого супа 3 раза в день, 100-150 г каши в обед. С 1952 г. норму хлеба увеличили на 200-300 г. [95] Особенностью третьего лаготделения было наличие здесь с 5 апреля 1952 г. двух строительных поездов №1,2 на правах лагпунктов. Поезд №1 был приписан к третьему ухтинскому нефтепромыслу и насчитывал 262 заключенных. Поезд №2 обслуживал подъездные пути от нефтепромысла к Ухтинскому нефтепе-
рерабатывающему заводу (168 заключенных).
5 лагпунктов существовали еще с 1940 г.:
лагпункт №2,        станция Иоссер, 236 заключенных,
лагпункт №6,        станция Ухта, 603 -"-
лагпункт №8,        станция Сырочай, 272 -"-
лагпункт №19,       станция Седь-вож, 347 -"-
лагпункт №24,       станция Ира-йоль, 270 -"-
6 лагпунктов возникли в 1947-1950 гг.:
с 1947 г.- лагпункт №17,       станция Айю-ва, 300 -"-
с 1948 г.- лагпункт №14,       станция Вис, 768
больница №21,     станция Седь-вож, 347 -"-
с. 1949 г.- лагпункт №9,        станция Ижма, 788 -"-
лагпункг№15,       станция Вис, 392 -"-
лагпункт №18,       станция Айю-ва, 148 -"-
с 1950 г.- лагпункт №16,       станция Вис, 442
137
Отметим необычную концентрацию заключенных на станции Вис, где в трех лагпунктах содержались 1602 чел. (30,8% от списочного состава лаготделения) [96].
Четвертое лаготделение (станция Княжпогост) в составе Печлага было создано в октябре 1951 г. и состояло из 8 лагпунктов общего режима и 5 лагпунктов усиленного режима с общей численностью 5643 заключенных (в том числе 1905 политических). Лаготделение дислоцировалось от станции Мадмас (включая сангородок Протока на берегу Вычегды) до станции Княжпогост. 9 лагпунктов были созданы с 1937 по 1940 гг. включительно [97]:
Лагпункты Дислокация Кол-во з/к $ в т.ч. политических \
№4 ст. Княжпогост 309      j            42            j
№ 10 ст. Белки 266      I            74            j
№ 11 ст. Тиманский /Месью 221      j           140           j
№ 2 ст.Межог .  637 80
№ 6 п.Железнодорожный 581 1         229
№ 5 ст. Княжпогост 176 20
№ 21 ст. Ми кун 557 290
№ 1 ст. Мадмас 414 200
№3 ст.Шежам 197 52
4 лагпункта создавались в период 1941-1951 гг.: лагпункт №12 при станции Тиманский с 338 заключенными (183 политических), лагпункт №20 при ст. Микунь (437 и 103 соответственно), лагпункт №9 при ст. Ракпас (925 и 551), лагпункт №8 при ст.Тиманский (495 и 143). Пятое (сельскохозяйственное) лаготделение с центром на станции Печора было создано также в октябре 1951 г. и включало 5 лагпунктов: лагпункт №1 (женский), располагался на станции Печора, существовал с 1943 г., списочный состав - 571 заключенный, в т.ч. 137 политических. Лагпункт №2 был известен с 1941 г. и дислоцировался также в Печоре. Насчитывал 223 заключенных, в том числе 16 политических. Лагпункт №3 (ст.Печора) отмечен в источниках с 1941 г., лимит наполнения - 200 заключенных, фактически было на данный момент - 198, в т.ч. 7 политических. Лагпункт №4 (мужской). Располагался у пристани Уса, известен с 1941 г., 121 заключенный, 4 политических. В составе лагпункта была подкомандировка Кызрас-ди.
Лагпункт №5 (мужской) на станции Сынь-ю был построен в 1941 г. Осенью 1951 г. здесь содержался 121 заключенный, в т.ч. 11 политических. Итого: 1344 заключенных, в том числе 175 политических (во 2 и 3 лагпунктах состав заключенных был смешанным).
Шестое лаготделение также базировалось на станции Печора, но было создано раньше - в июле 1947 г. - и входило в состав Печорского железнодорожного лагеря. В 14 лагпунктах и пересыльном пункте содержались 4857 заключенных (в том числе 2008 политических). 12 лагпунктов были построены в 1940-1947 гг. и два - в 1950-1951 гг. Террито-
138
риально лаготделение располагалось от станции Печора до станции Косью, т.е. к северу от Печоры. На усиленном режиме были 9 лагпунктов, на общем - 4 и на строгом -1 лагпункт.
1-10 лагпункты и пересыльный пункт дислоцировались на станции Печора (6953 заключенных, в том числе 1683 политических), лагпункт №14 - на станции Синь-ю (139 и 5), лагпункт №16 - на станции Выль-ю (251 и 101), лагпункт №19 - на станции Джинтуй (459 и 47), лагпункты № 25 и 26 - на станции Кось-ю (529 и 172) [98].
Седьмое лаготделение (станция Воркута) было создано 15 мая 1947 г. и на 1 апреля 1952 г. состояло из 10 лагпунктов, 7 из которых были на усиленном режиме, 2 - на общем и один - на положении спецлагпункта строгого режима (создан по приказу МВД СССР №001516). 9 лагпунктов были мужскими и один - женским (зона больных венерическими заболеваниями лагпункта №15, станция Мусюр, существовала с 1948 г., 160 чел., в том числе 29 политических). 4405 заключенных (из них 1379 политических) работали на обслуживании железных дорог Воркутинского промышленного узла - от станции Воркута до Ворга-шор и Седловой [99]:
лагпункты время дислокация кол-во в том числе
создания заключенных политических
№9 . 1942 Хановей 258 41
№10 (больница) 1945 Хановей 359 162
№12 1950 Тальник 399 3
№15 1948 Мусюр 160 29
№17 1950 Мульда 402 57
№18 1950 Мульда 705 482
№19 1947 Мульда 340 185
№22 1949 Ворга-шор 211 49
№25 1946 Воркута 804 374
№28 1945 Седловая 359 37
Восьмое лаготделение (станция Инта) существовало с 1941 г., когда трасса железной дороги Котлас-Воркута пересекла 60-километровые болота между Кожимом и Интой и золотой осенью 1941 г. ушла дальше на Север. Весной 1952 г. от Инты до станции Амшор располагались 9 лагпунктов Печлага с 2976 заключенными (1704 политических). Больше всего политических заключенных было в лагпункте №9 (станция Инта) -632 чел. из 694, и в больнице лагпункта №14 (станция Кочмес) - 345 из 591. Дислокация лагпунктов и списочный состав заключенных видны из следующей таблиц [100]:
лагпунктов время создания дислокация численность заключенных в том числе политических
9 янв.1948 ст. Инта 694 632
10   —1 1946 j ст. Инта 345 9
13 1940 ст. Кочмес 293 265
139
14 1941 ст. Кочмес 5S1 •    345
со дек. 1950 ст. Пиярга 173 140
19 1941 ст. Уса 318 51
21 1939 ст. Сармаю 288 220
22 окт.1940 ст. Сивая Маска 236 36
26 1950 ст. Амшор 38 6
Девятое лаготделение располагалось в Печоре и состояло из 5 лагпунктов, в которых содержались 2315 заключенных (в том числе 1199 политических). Лагпункты были построены в 1941-1951 гг. В самом крупном - 1-м лагпункте насчитывалось 1118 заключенных, большинство из которых были осуждены по политическим мотивам (902 чел.) [101].
Одиннадцатое лаготделение (сельскохозяйственное) располагалось вдоль линии железной дороги от станции Косью до станции Амшор (3 лагпункта, построенных в 1941-1952 гг.) и насчитывало 910 чел. (женщин), из них 133 политических. Один лагпункт располагался з Кось-ю, один в Абези и один в Амшоре [102].
На 1 апреля 1953 г. Печлаг предстает как все еще мощная структура ГУЛАГа. В его 11 лаготделениях насчитывалось 47761 заключенных (5908 женщин), 114 жилых зон и 26 постоянных производственных зон, 107 "городков" и строительных поездов с подкомандировками, 19 больниц, 2 дома матери и младенца (для детей заключенных). 5, 6 и 11 лаготделения -сельскохозяйственные, 10-е в Нарьян-Маре - погрузочно-разгрузочное. Ка-тегорийный состав заключенных: 1 категория - 21028 чел., 2-я легкая - 7323 чел., инвалидов - 4841 и коечных больных - 2457 чел. [103].
По состоянию на 15 августа 1953 г. в 7 лаготделениях был 61 лагпункт, 10 лазаретов и 12 стационаров, 71 "городок", 4 стройпоезда (заключенные жили в товарных вагонах) общей жилой площадью 60922 кв.м и 109.16 кв.м в больницах. Списочный состав заключенных - 27447 чел., в том числе в лаготделениях, дислоцированных в Коми АССР,-20954 чел. [104]:
Лаготделения Лагпунктов Лазаретов Заключенных
1 7 1 2965     j
2 со I 1 3528
3 9 1 4730
4 11 2 4825
6 13 3 5968
7 5 1 2286      '
со со 1 3140
12024 заключенных относились к 1 категории трудового использования, 5289 - ко 2-й, 5020 - к 3-й (легкий физический труд), 3245 чел. были инвалидами и 1869 - коечными больными. Больше половины заключенных (14025) были осуждены по политическим мотивам, 2426 - за бандитизм, 4480 - по Указу Верховного Совета СССР от 9 июня 1947 г. м0б
!40
усилении охраны социалистический собственности", 4863 - за хищения, 1065 - за убийства, 588 - по бытовым статьям. 3713 заключенных имели сроки свыше 20 лет, 1309 - от 15 до 20 лет, 3087 - от 10 до 15 лет, 16573 - от 5 до 10 лет, 2313 - от трех до пяти, и 452 - до трех лет лишения свободы [105].
По приказу Министерства юстиции СССР № 00163 от 11 августа 1953 г. 7 и 8 лаготделения Печлага (Воркутинское и Интинское) передавались Обскому ИТЛ. На момент подписания акта приема-передачи отделений (11 сентября 1953 г.) в них числились 5322 заключенных, в том числе 608 женщин, сосредоточенных в 15 лагпунктах [106]:
подразделения дислокация численность з/к примечания
сельхоз Косью 1219 км 337 255 женщин
лагпункт №3 1249 км 102
лагпункт №4 1279 км 314 закрывается
лагпункт №5 1293 км 630
лазарет Кочмес 1326 км 401
лагпункт №7 1378 км 270
лагпункт №9 1386 км 418
сельхоз Фион 1390 км 377 183 женщины
лагпункт №8 Г   1412 км 224 170 женщин
лагпункт №6. 1496 км 169       J закрывается
лазарет Хановей 1531 км 298
лагпункт №12 1540 км 391
лагпункт №17 1557 км 232
лагпункт №18 1557 км 477
лагпункт №25 1563 км 680
Прим.: лагпункты Сивая Маска, Охотпост, № 52 законсервированы
17-й лагпункт 7-го отделения и 9-й 8-го числились как строгорежим-ные, лагпункты 1,2,8 8-го отделения - женские. По категориям трудового использования заключенные делились следующим образом: по 1-й категории - 2240 (42%), по 2-й - 1287 (24,1%), по 2-й легкий труд - 1037 (19,4%), инвалидов - 331 (6,2%), коечных больных - 432 (8,3%), из которых 106 были инвалидами. Чтобы покупатель был доволен рабсилой," отдельной строкой шли - квалифицированные рабочие - 879 чел., инженеры - 13, техники - 27, врачи - 7, агрономы - 4 чел. [107].
1 июля 1954 г. по приказу ГУЛАГа 72 лаготделение Воркутлага (п. Кожва) было передано Печлагу. В свою очередь, Печлаг передал Воркутлагу 7 лаготделение (станция Новая Воркута). 1462 заключенных 72 лаготделения были в большинстве своем воры в законе, ядро которых составляли 70 бандитов-уголовников и 10 авторитетов воровского мира. Политических было всего 115 чел., 890 чел. имели судимости по Указу от 4 июня 1947 г. Качество рабочей силы было неудовлетвори-
.14!
тельным - лишь 447 чел. относились к 1-й категории труда,' 983 - ко 2-й и 31 чел. были инвалидами... [108].
7 лаготделение Печлага насчитывало 4094 заключенных (263 женщины), 6 лагпунктов, стройпоезд №5, больницу в Хановее и подкомандировку в Салехарде:
Лагпункты Дислокация Списочный состав Примечания
№25 Воркута 984
№17 Мульда 1098
№ 12 Тальник 383
N° 6 Пернашор 279
№ 34 Елецкая 639
№4 Береговая 473 подкомандировка
| № 10 Хановей 283 больница на 250 коек
По категориям труда: 1-я - 1858 чел. (45,7%), 2-я - 1476 (35,7%>), 3-я -760 (18,6%). По оперативному учету спецотдела: по всем пунктам 58-й статьи -1167 чел., по статье 58-10 и 82 "контрреволюционный саботаж и побеги"- 122 чел., по статьям 59-3, 167 и статье 2 часть 11 Указа от 4 июня 1947 г. (бандитизм, разбой и хищения) - 1356 чел., за прочие преступления - 1449 чел. 2898 заключенных имели сроки до 10 лет, 1196 -свыше 10 лет [109].
В соответствии с приказом МВД СССР №2838 от 13 декабря 1954 г. бывший начальник Печлага И.И.Уразов передал, а новый начальник подполковник П.Я.Титов принял все хозяйство лагеря по состоянию на 1 января 1955 г. Акт приема - передачи содержит полную характеристику лагеря на этот день: структура лагподразделений. состав заключенных, финансово-хозяйственная деятельность. В приложениях к акту приводятся сведения о трудовом использовании заключенных, их физическом состоянии, о наличии жилых и лечебных помещений, о состоянии секретного делопроизводства.
Несмотря на амнистию и начало массового освобождения заключенных , Печлаг в первой половине 1954 г. еще удерживал за собой 33212 чел. списочного состава в 8 лаготделениях и 71 лагпункте вдоль железной, дороги Вельск-Котлас-Воркута-Лабытнанги общей протяженностью 1637 км. Кроме четырех упоминавшихся выше лагерей в его состав вошли также подразделения ликвидированного Обского ИТЛ. Конечно, на январь 1955 г. Печлаг сильно сдал свои позиции. Из 8 лаг-отделений остались 6, из 71 лагпункта - 47 (в том числе 5 строгорежим-ных, 28 - общего режима), всего 6 больничных городков и 19686 заключенных. Были ликвидированы 2 лаготделения - 8-е и 2-е.
Судя по количеству сотрудников аппарата управления, самым крупным было 6 лаготделение (350 управленцев), затем 4-е (328), 1-е (266), 3-е (265), 2-е (208) и 8-е (166). Всего в управлении лагерем работали 4226 чел., из них 324 - бывшие заключенные (в том числе 179 политических) [110].
142
Выполняя постановления ЦК КПСС от 12 марта и 10 июля 1954 г. в части улучшения работы исправительно-трудовых учреждений, приказов МВД СССР № 00610, 0612 за 1954 год, администрация к концу этого года закончила размещение заключенных по видам режима с учетом степени опасности совершенных ими преступлений и поведения в лагере. В результате этой работы 1211 уголовников-рецидивистов были помещены в лагпункты строгого режима. Из числа заключенных, отбывших уже 2/3 срока наказания и имевших положительные характеристики, в лагпункты облегченного режима были переведены 1607 чел., расконвоированы 3208 чел.
Заключенных, проживающих за зонами лагпунктов, в Печлаге не было, поскольку отсутствовали нормативные документы, определявшие их статус. По Указу Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 г. "О досрочном освобождении от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет" администрация лагеря передала в суд дела 1161 заключенного, из них рассмотрено судом 1146 дел, освобождены 703 чел., уменьшен срок 364 заключенным, отказано 79, осталось нерассмотренных 15 дел. По приказу МВД, Министерства юстиции и председателя КГБ за №0284/015/037/91 с "О порядке освобождения заключенных, заболевших душевной болезнью или тяжелыми неизлечимыми недугами" передано в суд 1793 дела, из них рассмотрено 1698 дел, освобождено 1548 чел., отказано 150, остались нерассмотренными 95 дел. По Указу Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. об условно-досрочном освобождении было направлено в суд 1302 дела, рассмотрено - 848, освобождены 848 заключенных, отказано - 454. По единичным решениям Президиума Верховного Совета СССР и Верховных Советов союзных республик было освобождено из лагеря 530 чел., хотя за этот год в адрес высших инстанций была направлена 9861 просьба заключенных о помиловании [111].
Списочный состав заключенных по лаготделениям [112]:
Лаготделения
1 Вельск
Лагпунктов
13
Всего з/к
3993
в т.ч.
женщин
483
2 Сольвычегодск
10
2836
3 Ижма
10
3506
4 Княжпогост
3448
655
6 Печора
13
4392
767
8 Инта
1912
397
Примечание: в южные лаготделения (1-4) были помещены заключенные ликвидированного Обского ИТЛ и повторники амнистии холодного лета 1953 г.; этапированы по нарядам ГУЛАГа за пределы лагеря 2000 чел., умерли за 1954 г' - 142 заключенных.
52% рабочей силы были заняты на строительстве вторых путей железной дороги, 26% - на лесозаготовках и деревообработке, 8% - в сельском хозяйстве, 9% - на кирпичных заводах и ремонтных мастерских, 5% - в подсобно-вспомогательном хозяйстве лагеря [113].
из
Представляет интерес состав заключенных по статьям Уголовного Кодекса. Он включает 38 позиций, а следовательно, и групп заключенных. 1-12 позиции включают всех, осужденных по известной 58-й статье:
Кол-во з/к
1. Измена Родине 58-10,58-16 4727 80,8 %
2. Терроризм 58-8 26
3. Диверсии_.__ 58-9 2 ...
4. Вредительство 58-7 2
5. Контрреволюционный саботаж вне лагеря 58-14 25
6. Отказчики-членовредители 58-14 159
7. Беглецы 58-14 20
8. Участники антисоветских группировок 58-2,3,5,11 206 3,5 %
9. Антисоветская агитация 58-10, 59-7 550 9,4 %
10. Повстанцы 59-2. 59-36 25 ...
11. Члены семей изменников Родины 58-1 а, 58-12 67
12. Прочие контрреволюционеры 45
итого: 5850
13. Хищения Указ от 7 августа 1932 г. 133
14. Хищения Указ от 4 июня 1947 г., ст.1,3,5 919
15. Хищения то же, ст.2,4 2641
16. Хищения личной собственности тоже, ст. 1,3 2589
17. То же то же, ст.2 I    2779
итого: 9061 63,6 %
18. Изнасилование__ Указ от 4 января 1949 г. 241
19. Бандитизм вне лагеря ст. 59-3 УК 1040
20. Бандитизм в лагере то же 322
21,22,23. Разбой ст.167,165 123
24. Воры-рецидивисты 3
25. Убийство вне лагеря ст. 136,137.138 799
26. Убийство в лагере тоже 42
итого: 2570 18,0%
27. Имущественные преступления 9
28. Нелегальный переход границ 4
29. Контрабанда ст. 59-9, 83 7
30. Побеги ст.82-1 82
31. Воинские преступления ст. 193 71
32. Незаконное хранение оружия ст. 182 38
33. Спекуляция ст.107 66
34. Хулиганство ст. 74-2 ,    1573 --
144
35. Нарушения Положения о паспортах 62
36. Должностные и хоз. преступления ст.59-3в и др. 45
37. По другим Указам см
38. За прочие преступления 14237
[114]
25 июня 1955 г. Печлаг принял все хозяйство Ухто-Ижемского-лагеря, начальник которого Н.М.Мешков передал, а начальник Печлага П.Я.Титов принял: 5896 заключенных, 1,2,5,7, и 11 лаготделения, центральную больницу и дом ребенка, а также архивы ликвидированных Севлага ОГПУ, Ухтпечлага и Верхижемлага (27091 личное дело заключенных) [115]. 7 октября 1955 г. по приказу МВД СССР №00396 1 и 4 лаготделения Печлага были переданы в У ИТЛ К Архангельской области. Начался демонтаж одного из самых крупных островов Архипелага ГУЛАГ в Коми крае...
1. ЦГАРК. Ф.429. Оп. 1.Д.5.Л.26. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д.123. Л.35.
2. Дворжецкий З.Я. Пути больших этапов // Воля: Журнал узников тоталитарных систем. 1993. №1. С. 35-36.
3. ЦГАРК. Ф.429. Оп.1. Д. 5. Л.78-82. Д.10. Л.12-13.
4. КРГА ОПФД. ф.1. Оп.1. Д.124. Л.60.
5. ЦГАРК. Ф.421. Оп.1. Д.37. Л. 56-61, 142-147. 0. Там же. Д.8. Л.65-66.
7. См.: Налимов В.В. Канатоходец. М., 1994. С. 29.
3. Неверно утверждать, что строительство было прекращено в связи с началом сооружения магистрали Котлас-Воркута (см.: История Республики Коми. Научно-популярные очерки. Сыктывкар, 1996. С. 201.).
9. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.З. Д.550. Л. 143-168.
10. По материалам многотиражки политотдела Севжелдорлага "За Северо-Печорскую магистраль', 1940-1942 гг.
11. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп. 3. Д.1244. ЛЛ. 4-6.
12. Там же. Д. 1244. Л.11.
13. Петкевич Т.В. Жизнь сапожок непарный. М.,1995. С.282-283.
14. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.459. Л.37-50.
15. Тамже. Д.611. Л.7-10.
16. Московские новости. 1990. № 18. 6 мая,
17. Rutkowski В. Inta // Wspomnienia Sybirakow. Warszawa: Pomost, 1990. T.2. S. 38-39.
18. КРГА ОПДФ. Ф.1876. Оп.2. Д.134. Л.44.
19. Участники 1 партийной конференции Севжелдорлага (п.Железнодорожный. 18 мая 1941 г.) отмечали, что строительство моста через Печору - крупнейшую водную преграду - должно было закончиться 1 октября 1941 г., но работы тормозятся отсутствием металла для ферм (КРГА ОПДФ. Ф. 1876. Оп.2. Д.133а).
20. Там же. Л.153.
21. Begin М. White Nights. Tel Aviv, 1977. P.149.
22. Ibid. P. 177.
23. Ibid. P. 154.
24. ibid. P. 167- 169.
25. КРГА ОПФД. Ф.1876. Оп.2. Д.134. Л.153.
26. ЦГАРК. Ф.753. Оп.1. Д.65. Л.60.
27. Там же. Ф.93. Оп.1. Д.281. Л.135.
145
28. Там же. Л.147-148.
29. Там же. Д.282. Л.37-38.
30. Там же. Д.48. Л.10, 35-36. 31 .Там же. Д.306. Л.230-232.
32. Там же. Л.255.
33. Там же. Ф.756. Оп.1. Д.71. Л.66-67.
34. Там же. Ф.93. Оп.1. Д.408. Л.293.
35. Петкевич Т.Б. Указ.соч. С.201. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием номера страницы.
36. КРГАОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.1244. Л.18-19.
37. Там же. Л.39.
38. Там же. Л.13-14.
39. Tartf же. Л.13.
40. Там же. Л.17.
41. Там же.
42. Там же. Л.15.
43. Там же. Л.18.
44. Петкевич Т.В. Указ. соч. С.333.
45. Там же. С.364.
46. Дорогой борьбы и побед: Хроника Коми областной партийной организации. 1917-1981 Сыктывкар, 1982. С.132.
47. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.727. Л.50.
48. Там же. Л.31. Д.409. Л.15. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.1. Д.380. Л. 10. См.также воспоминания С.П.Артемьева и Б.В.Комлева // Ленинец. 1991. 24 октября; 1990. 25 августа.
49. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.676. Л.2-3, 37.
50. Там же. Л.21.
51. КРГА ОПФД. Ф.1876. Оп.2. Д.2а. Л.89.
52. Там же. Ф.1. Оп.З. Д.727. Л.34.
53. Там же. Л.ЗЗ.
54. Там же. Л.34-35.
55. Там же. Д.676. Л.6-7.
56. Там же. Л.8.
57. Очерки по истории Коми АССР. Т.Н. Сыктывкар. 1362. С.321.
58. Дранкиков Ш. Нам не страшны трудности // Печорский угольный бассейн. Сыктывкар, 1957. С.228.
59. Данные Московского научно-исследовательского центра Международного общества "Мемориал".
60. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.2. Д.2928. Л.17-34.
61. Суворов 3. Ледокол. М.,1992. С.291.
62. Дорогой борьбы и побед... С.137.
63. ЦГАРК. Ф.1329. Оп.1. Д.403. Л.4,56,62.
64. Там же. Л.56,62.
65. Там же. Ф.756. Оп.1. Д.92. Л.120.
66.'КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д. 1081. Л.2-3, 59, 161-162.
67. Там же. Д.1082. Л.78-80.
68. Антонов-Овсеенко А.В. Указ.соч. С.434. 457. 6S. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.1081. Л. 161-162.
70. Там же.
71. КРГАОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.1081. Л.158.
72. Там же. Д.1082. Л.76-77.
73. Там же. Д.1081. Л.159.
74. Тамжз. Л..128.
146
75. Там же. Л.2-59, 98-100.
76. Тамже. Л.99.
77. Там же. Л.53.
78. Тамже. Л.54.
79. Там же. Д.1211. Л.143.
80. Там же. Л.142.
81. Там же. Л.138.
82. Там же. Л. 139.
83. Тамже. Д.1244. Л.110.
84. Там же. Л.111.
85. Там же.
86. Тамже. Д.1290. Л.18.
87. Там же. Д.1291. Л.1-4, 13-14.
88. Шерешевский Л. Страницы будущей книги // Книжное обозрение. 1989. 3 февраля.
89. Штильмарк Р. Падшие ангелы. Душанбе, 1992. С.445,574.
90. Виса Е. Vorkuta. London: Constable, 1976. P.156. См. также: Добровольский А. "Малая война" на Полярном Урале // Аргументы и факты. 1995. №5.
91. Печорский угольный бассейн. Сыктывкар, 1957. С.233.
92. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д. 406. ЛЛ.12-14, 43.
93. ГАРФ. Ф.9414. Оп.1. Д.574. ЛЛ.1-3,154.
94. Там же. Л.1-3.
95. Яковлев Б.А. Концентрационные лагери СССР. Лондон, 1983. С. 159.
96. ГАРФ. Ф. 9414. Оп.1. Д.574. Л. 1-3.
97. Там же.
98. Там же. 122-153.
99. Там же. Л.154.
100. Там же. Л.181-200.
101. Там же. Л.201-208.
102. Тамже. Л.211.
103. Там же. Д.191. Т.1. Л.8-23 (акт приема-передачи).
104. Там же. Л.283.
105. Там же. Л.284, 289.
106. Тамже. Л.163-165.
107. Там же. Л.164,166,169.
108. Там же. Д.220. Л.267-271
109. Там же. Д.219. Л. 256-258. ИО.Тамже. Д.244. Л. 2,5-6.
111. Там же. Л.З, 8-9.
112. Там же. Л.8,13,28.
113. Там же. Л. 28
114. Там же. Д.244. Л. 244, 6-7.
115. Там же. Д. 247. Л. 9,10,12.
147
Глава 3. ЛЕСОЗАГОТОВИТЕЛЬНЫЕ ЛАГЕРЯ
1. Пезмогский ("Северный") комбинат
Организован: Закрыт: Подчинен: Дислокация: Деятельность:
1932 г. 1936 г.
Наркомату юстиции СССР. С 1.05.1933 г. - ГУИТУ НКВД СССР. п.Пезмог Сторожевского района Коми автономной области, лесозаготовки, лесохимическое производство, подсобные промыслы, сельское хозяйство.
Численность
заключенных:
Начальники:
1933 г.-2450, 1934 г.-2978. Булов, Карпович, АФ.Уютный.
Решение об организации комбината с дислокацией в бассейне реки Локчим Коми области было принято в процессе подготовки и принятия плана второй пятилетки. Совет Труда и Обороны, одобрив проект создания комбината, представленный Госпланом СССР, поручил наркомату юстиции разработать конкретные мероприятия по реализации проекта. После обычных процедур согласования и корректировки наркомат разработал и представил рабочую схему и организационную структуру лесохимического комбината. Планировалось со временем подчинить его Управлению исправительно-трудовых учреждений ОГПУ СССР.
Весной 1932 г. в Сыктывкар стали прибывать работники аппарата управления комбинатом. Судя по сохранившимся архивным материалам, уже в апреле (с открытием навигации) пошли вверх по Вычегде первые этапы заключенных. Их сразу же отправляли в Пезмог, где они жили в палатках и строили землянки и бараки. На 1 мая 1933 г. здесь насчитывалось уже более ста заключенных, на 1 июня -165, на 1 июля -441, на 1 августа - 700 чел., на 1 сентября - 912, на 1 октября - 1287, на 1 ноября - 1974 и в декабре 1933 г. - 2092 чел. при списочном составе 2750 заключенных [1].
Быстро увеличивался штат сотрудников комбината. В мае 1933 г. он состоял из 53 чел., в июле - 140 и в декабре - 380 чел. Сложилась структура лагеря: три колонии (Пезмогская, Позтыкеросская и Локчим-екая), отделения, прорабские участки. Котласский пересыльно-перевалочный пункт и два агентства (Сыктывкарское и Московское) обеспечивали строительство необходимыми материалами и ресурсами. Управление состояло из нескольких секторов: административного; строительного, производственного, планового, снабженческого, хозяйственно-сбытового и др.
Планировалось, что сырье для комбината частично будет заготавливаться собственными силами, частично - Сыктывкарским леспромхозом. Продукция должна была поступать на Сыктывкарский целлюлозно-бумажный комбинат (экстракционно - канифольный завод), строительство которого также планировалось на годы второй пятилетки. Таким образом, Локчимскому комбинату отводилась роль посредника между лесозаготовителями и лесопереработчиками.
148
Эти планы и расчеты исходили из главной предпосылки - превращения Коми области и Северного края в "лесоэкспортный цех" страны, источник валютных поступлений для форсированной индустриализации. Комбинат "Северный" должен был наладить химическую переработку отходов лесной промышленности Сыктывкарской промышленной зоны и организовать лесохимические промыслы (выработка терпентина и других продуктов лесохимии). ХШ областная партийная конференция (январь 1934 г.) посчитала первоочередной задачей на вторую пятилетку сооружение Сыктывкарского лесозавода, Локчимского комбината и своевременный ввод этих объектов в эксплуатацию [2].
Существовали и иные соображения о функциях комбината. Широкое применение принудительного труда заключенных и спецпереселенцев на самых тяжелых участках строительства и производства преследовало цель "трудового перевоспитания" враждебных элементов. Она была сформулирована руководством ОГПУ Северного края предельно четко. При выборе места для строительства комбината был отвергнут план размещения его на территории Архангельской области и выбран "локчимский" вариант, поскольку он "лучше обеспечивает создание соответствующих условий для осуществления исправительно-трудовой политики среди деклассированных элементов - трудового воздействия и режима над классово-чуждым элементом. Естественные условия намечаемого нами района позволят разрешить проблему оседания этих элементов на месте, путем ассимиляции на предприятиях Коми области" [3].
Для того чтобы обеспечить непрерывное наращивание производства вплоть до 1940 г., а затем выйти на стабильные показатели работы, планировалось вырубить к этому сроку около 3 млн куб.м древесины из лучших сосновых боров бассейна реки Локчим и около 2 млн куб.м еловых лесов на площади 100 тыс. га. Под сельскохозяйственное производство отводилось 10000 га леса [4], Лагпункты Локчимлага распространились на территорию трех районов Коми края - Корткеросского, Усть-Куломского и Сыктывдинского (Слободской рейд).
Для осуществления столь обширной производственной программы руководство комбината заключило договор с ГУЛАГом на предоставление рабочей силы - спецпереселенцев в количестве 3500 чел. (з 1933 г. в комбинате работали 1200 спецпереселенцев). Кроме того, по трудовым договорам были приняты на работу 250 местных жителей - коми [5]. За 1933 г. Пезмогский комбинат ОГПУ освоил 4,3 млн руб. капитало-вложений. Были построены административные, промышленные и жилые сооружения, склады и овощехранилища, заготовлено 40 тыс.куб.м древесины, выработано 35 т лесохимического сырья и освоено 500 га земель под сельскохозяйственные угодья.
Но уже в 1933 г. стали ощущаться некие трудности в выполнении производственных планов. Резко выросла себестоимость производимой продукции, очевидней стала убыточность производства, возросли непроизводственные расходы. К этому добавилось также сопротивление руководства государственного треста "Комилес" самой идее размещения и функционирования комбината в бассейне реки Локчим. Управ-
149
ляющий трестом Я.Е.Просвирнов в обращении к Коми областному исполнительному комитету отстаивал интересы Сыктывкарского леспромхоза - основного поставщика древесины для Сыктывкарских лесозаводов.
Уже в июле 1S33 г. деятельность комбината инспектировал помощник начальника УИТУ Северного края К.К.Линтин, который рекомендовал сменить руководство Пезмогского предприятия. 7 сентября 1933 г. бюро областного комитета ВКП(б) заслушало доклад начальника строительства комбината Карповича. В постановляющей части развернутой резолюции по докладу спор между трестом "Комилес" и Локчимским комбинатом был решен в пользу последнего. Начальнику треста Макееву и Карповичу было рекомендовано к 15 сентября 1933 г. закончить оформление приема-сдачи лесного массива, отходившего к комбинату.
Трест должен был немедленно вернугь всех трудоспособных переселенцев, изъятых по приказу Просвирнова из спецпоселков Локчимско-го бассейна. Начальнику постоянного представительства ОГПУ в Коми АССР Ф.С.Трубицыну рекомендовалось проконтролировать исполнение этого решения. Бюро обкома обратилось с просьбой к начальнику управления исправительно-трудовых учреждений Коми области Кызро-деву (известному, кстати говоря, своими зверствами над заключенными печорских лесных колоний) ускорить пересылку намеченных по плану контингентов трудоспособных правонарушителей в Пезмог, завоз продовольственных и промышленных фондов, финансовое обеспечение трудового использования заключенных.
Карповичу было указано на необходимость отбора в Котласском пересыльном лагпункте только трудоспособных заключенных для использования их в Локчимском комбинате. Кроме того, ему разрешалось на организационный период (который, кстати говоря, несколько уже затянулся) использовать рабочую силу колхозов Лопыдинского, Позтыкерос-ского и Мординского сельсоветов на условиях вербовки, взять 500 возов колхозного сена из сенопунктов "Заготзерна". Управление комбинатом должно было закончить строительство жилья для 3000 заключенных новых этапов к 15 октября 1933 г..
Последнее обстоятельство выделялось особо: первым пунктом постановления отмечались "...исключительно безобразные материально-бытовые условия рабочих" комбината. В причудливом сочетании этого обстоятельства с "недостаточной политической бдительностью руководства" рождались те пресловутые "нездоровые явления", которые портили официальную картину советской социалистической индустриализации. Бюро Коми обкома партии большевиков приняло к сведению сообщение прокурора Коми автономной области Васильева о привлечении к судебной ответственности бывшего временно исполнявшего обязанности начальника Локчимского комбината Булова [6].
В марте 1934 г. в Пезмоге побывала бригада Коми обкома ВКП(б). В справке по итогам проверки члены бригады отметили ряд недостатков-плохие условия труда и быта заключенных и спецпереселенцев, высокую смертность людей, конфликтные отношения работников лагеря с местным населением. 13 марта бюро обкома заслушало доклад оче-
150
редного начальника строительства комбината А.Ф.Уютного и приняло постановление, основное содержание которого сводилось к следующему: производственный план 1933 г. сорван по всем основным показателям, план строительства жилья выполнен лишь на 40%, "бытовые условия (для заключенных • Н.М.) не созданы, неудовлетворительно организовано питание, что привело к массовым побегам, кражам у местного населения и другим нарушениям и нездоровым явлениям", 20% средств шло на содержание аппарата управления (519 чел. !). Начальник Пез-м ore кой колонии Поддымов и Позтыкеросской колонии Шилов сообщали а обком о случаях национальной вражды между русскими и коми [7].
14 апреля 1934 г. совещание при наркомате юстиции СССР приняло решение о свертывании деятельности и поэтапной ликвидации Локчим-ского (Пез*ло«'ского, "Северного") комбината. 5 июня бюро Коми обкома заслушало сообщение комиссии Главного управления исправительно-трудовых учреждений наркомата юстиции СССР о судьбе комбината. Местные руководители зыразили глубокое сожаление по поводу принятия решения о закрытии учреждения в бассейне речки Локчим и высказались против. Аргументация была проста и неубедительна: с обновлением руководства комбинатом наметились положительные сдвиги, надо дать возможность А.Ф.Уютному доказать на деле преимущества "исправительно-трудового учреждения нового типа", а потому не передавать комбинат народному комиссариату лесов [8].
Видимо, это мнение все же было учтено, и комбинат некоторое время еще существовал, но дни его были сочтены. Ситуация в Пезмоге и вокруг него продолжала ухудшаться. Так, осенью 1935 г. руководители леспромхозов Сыктывдинского, Сторожевского, Устькуломского и Сы-сольского районов сообщали о неблагополучном положении в поселках спецпереселенцев ("премкадровиков", по терминологии НКВД). 16 ноября 1935 г. бюро обкома партии большевиков констатировало, что "трудовая дисциплина премкадровиков расшатана, особенно в Локчим-ских поселках, где имеются случаи массового отказа промкадровиков от выхода на лесозаготовки" [9].
Весной 1936 г. трест "Комилес" организовал в Локчимском лесничестве мощный механизированный леспромхоз с тремя лесопунктами -Верьинским, Четдинским и Намским, что фактически означало прекращение деятельности Пезмогского комбината. В 1937 г. на его базе был создан Локчимский лесозаготовительный лагерь НКВД СССР, а в переходный период с весны 1936 по лето 1937 гг. существовало Пезмогское лесозаготовительное хозяйство Нижнечовской исправительно-трудовой колонии [10].
151
2. Локчимский лагерь НКВД СССР
16 августа 1937 г.
17 августа 1940 г. ГУЛАГ с момента организации
п. Пезмог Сторожевского района.Коми АССР, почтовый ящик № 234 лесозаготовки в верховьях Вычегды на территории 3463 тыс. га.
1937 г. - 18937, 1938 г. - 26242,1939 г. - 22585,1940 г. -10269. Е.Д.Вуль, капитан госбезопасности, Н.А.Василькиоти, Г.Я.Томилов, В.А.Михайлов.
Решение об организации Локчимского лесного лагеря было принято руководством НКВД в начале 1937 г. После согласований и координирования в привычном для Системы режиме проект вступил в стадию организационного оформления и наполнения. С 11 августа по 5 октября в Сыктывкаре было сформировано управление лагерем, которое затем переехало в Пезмог. Первоначально в структуре управления было 12 отделов, затем их число менялось в соответствии с уточнением функций различных подразделений. Эти реорганизации заняли почти весь 1938 год. Подобно своему предшественнику - Пезмогскому комбинату ОГПУ - лагерь состоял из трех крупных лаготделении - Мсрдинского, Сторожевского и Усть-Немского. В каждом лаготделении было по четыре лагучастка [11].
В составе Мординского лаготделения в 1937-1938 гг. были следующие лагучастки: Воръю, Певк, Четдин, Нам. Затем к ним добавились Корткеросский, Среднелокчимский, Нидзьский и Рубикосольский участки. В Сторожевское лаготделение входили лагучастки Кузоб, Выльыб, Лопью, Вишерский. В Усть-Немское отделение вошли - Мыелдинский, Шежимский и Усть-Немский (Устьнембаза) участки. Количество лагуча-стков и их дислокация менялись в соответствии с планами лесозаготовок и лесосплава. Особое значение придавалось Мординскому лаготде-лению, где создавались новые лагучастки.
В каждом лаготделении насчитывалось по несколько лагпунктов, которые создавались непосредственно в районах интенсивной вырубки лесов. Так, в Мыелдинском участке было 12 лагпунктов, Локчимском - 9, Сторожевском - 4. Формой организации труда были колонны, бригады и звенья. Всего за 1938 - 1940 гг. существовали 25 лагпунктов и 20 рабочих колонн. К середине 1940 г. были закрыты 8 лагпунктов и 8 колонн [12].
Лагерь располагал также двумя пересыльными пунктами (в Сыктывкаре и Котласе), тремя перевалочными базами (в Котласе, Айкино и на станции Мураши Кировской ветки железной дороги), автобазой в Зану-лье, аэродромами и посадочными площадками. Заключенные вели лесозаготовки в семи лесных дачах, ранее принадлежавших тресту "Комилес" - Помоздинской, Мыелдинской, Усть-Немской, Усть-Куломской, Кужбинской, Локчимской и Сторожевской с общей площадью: лесов 3896200 га. Кроме того, лагерь получил от треста четыре тракторные базы - Мыелдинскую, Четдинскую, Воръюскую и Номскую, а
Создан: Закрыт: Подчинен: Дислокация: Деятельность: Численность заключенных: Начальники:
152
позднее и только что построенную Усть-Немскую, четыре механизированных лесопункта - Шежимский, Шарьягский, Вишерский и Моръюский.
В IV квартале 1937 г. Локчимлаг имел в своем распоряжении 52 трактора и 783 лошади для вывозки заготовленной древесины, 10700 заключенных и несколько сот бывших спецпереселенцев ("промкадры"), а также местных жителей, работавших по вольному найму. По соглашению с отделом трудовых поселений и управлением исправительно-трудовых учреждений НКВД Коми АССР лагерь получил возможность использовать з производственных целях склады, овощехранилища, бараки, дороги и другие сооружения, оставшиеся на его территории от Пезмогского комбината, Верхнечовской колонии и спецпоселков бывших "раскулаченных" [13].
Создание лагеря сопровождалось беспрецедентным перемещением в административном порядке бывших спецпереселенцев и местных жителей. Так, 2 сентября 1937 г. бюро обкома партии большевиков обязало с13оим решением руководство треста "Комилес" перевести из Усть-куломского в Сысольский район 600 "промпереселенцев" и 700 чел. "постоянного кадра" из крестьян - местных жителей. Из Сторожевского района в Усть-вымский леспромхоз, Кылтозо и Весляну перемещались 160 "промкадровиков" и 500 крестьян. Из Локчимских лесопунктов в Кряжский лесопункт - 200 переселенцев, и в Сыктывдинский леспромхоз - еще 400 чел. "промкадров". Трактористы и механики по ремонту тракторов той и другой категории оставались на прежних местах жительства и работы в тракторных базах, передаваемых Локчимлагу, на срок от 6 до 7 месяцев [14].
Думается, что и предпринятое руководством Коми АССР разделение районов и создание новых административных единиц инициировались всесильным НКВД. Так, 15 апрепя 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета Коми АССР из Сыктывдинского района был выделен Кортке-росский (Локчимлаг), из Ижемского - Ухтинский (Ухто-Ижемский лагерь), из Усть-Вымского (Устьвымлаг) - Железнодорожный (Северный железнодорожный лагерь), а позднее Печорский и Интинский.
Любопытно отметить, что и во вновь созданном Корткеросском районе список сельсоветов в основном совпадал со списком лагпунктов Локчимлага, а все поселки были по существу прежними спецпоселками (Важ, Соль, Сапыч, Емельстан, Теплогорка, Расъю). Более того, из соседнего Сторожевского района был изъят и включен в состав нового' района Пезмогский сельсовет - традиционный центр исправительно-трудовых предприятий ОГПУ - НКВД СССР.
Таким образом, руководство Коми АССР сделало все возможное для создания исключительно благоприятных "стартовых" преимуществ Локчимлагу. Два обстоятельства способствовали этому. Во-первых, опыт деятельности Ухто-Печорского лагеря, сформировавший у ответственных работников убеждение в преимуществах лагерной системы по сравнению с системой колоний (УИТУ). Во-вторых, тяжелое положение в лесной отрасли республики и в стране в целом. "Покончить с отставанием лесной промышленности, помня, что лесная промышленность яв-
153
ляется основной отраслью народного хозяйства Коми АССР", - говорилось в постановлении XVI областной партийной конференции по докладу секретаря Коми обкома ВКП(б) И.Д.Рязанова " О третьем пятилетнем плане развития народного хозяйства Коми АССР" от 2 марта 1939 г. [15].
Причины отставания виделись в чисто технологическом плане - низкий уровень механизации лесозаготовок и исполнительской дисциплины, недостатки в организации труда, нехватка специалистов и т.д. При этом старались не замечать важнейшей причины - тяжелого состояния рабочей силы на лесозаготовках и сплаве, высокой степени эксплуатации, низкой заработной платы, плохих условий труда и быта, высокого травматизма и производственных заболеваний.
Нехватку рабочей силы пытались восполнить массированным применением принудительного труда, который по самой сути своей не мог быть и никогда не был производительным и эффективным. Да и труд вольнонаемных мало чем отличался от принудительного труда заключенных и бывших "раскулаченных". Можно ли назвать эффективным такой способ решения проблем, когда в одном аресте что-то с безумной расточительностью строилось, а в другом месте с безумной же расточительностью уничтожалось? Таким образом, столь мощная поддержка в период становления Локчимлага позволила ему сразу выйти на объем лесозаготовок крупного лесного предприятия - 350 тыс.куб.м древесины в год, а затем и значительно превзойти этот показатель. Но уже в 1938 г. появились симптомы той же болезни, которая поразила и Пезмогский комбинат ОГПУ. Резко снизились объемы заготовки и вывозки древесины, упала производительность труда, выросли себестоимость производства и сверхлимитные расходы. Конечно, убытки покрывал ГУЛАГ - до поры до времени. Но вот грянул 1939 год. План этого года Локчимлагом был провален по всем показателям, общее выполнение составило 60,2 % (кстати, второй крупный лесной лагерь - Усть-Вымский - выполнил план 1939 г. на 63%). За I квартал 1940 г. этот показатель составил соответственно по двум лагерям 84,2% и 62,8% [16].
Следует сказать, что Локчимский лагерь был самым страшным из всех лагерей, дислоцированных в те времена в Коми АССР. Условия жизни и труда заключенных были ужасающими. В январе-феврале 1939 г. Коми обком ВКП(б) проверял работу лагеря. В ходе проверки вскрылись факты, набор которых оказался достаточным для снятия с работы ответственных работников лагеря. Самым страшным, по мнению членов комиссии, был IV квартал 1938 г., когда от голода, болезней и непосильного труда умерли более тысячи заключенных (всего за этот год погибли 4003 заключенных, в том числе за октябрь 1937 - май 1938 г. -3169 чел.) [17].
Главной причиной смертности были истощение организма и авитаминоз. При наличии запасов муки начальники лаготделений умышленно снизили нормы питания до 200 г хлеба в день, кормили заключенных мучной похлебкой. Особенно зверский режим содержания был в Мыел-динском, самом отдаленном лаготделений (начальник -Большаков).
154
Только на расходах по содержанию заключенных в этом квартале администрация лагеря "сэкономила" 105280 руб. На каждый лагучасток было выделено по 2 т вазелина, который использовался как профилактическое средство против обморожения. Комиссия обнаружила несколько сот обмороженных заключенных. О вазелине никто из них не слышал. По воспоминаниям уцелевших бывших узников Локчимлага "там царил такой голод, что люди ели людей. И от голода пытались бежать". [18]. Их ловили, судили и расстреливали. Так, особая тройка НКВД Коми АССР 28 января, 7 и 14 февраля 1938 г. приговорила к расстрелу 106 заключенных Локчимлага по ст. 82 ч.1 УК РСФСР за побеги [19].
Таким образом достигалась экономия средств. Только на питании заключенных в 1938 г. было "сэкономлено" 606700 руб., и эти средства пошли в фонд зарплаты управленческого персонала лагеря. О тяжелом положении лагерников свидетельствуют и данные о категорийном составе заключенных. В I квартале 1938 г. из 18623 чел. почти 40% были нетрудоспособными. Во И квартале - из 18816 - 33,7%. В третьем квартале -из 22936 чел. - 21,5%, и в четвертом квартале - из 26861 - 30% [20].
Фактически все лагпункты были переполнены. Сотни заключенных жили за пределами зоны - в землянках, времянках, палатках, сараях местных жителей. Так, на Усть-Немском участке 79 заключенных лагпункта № 5 жили в землянках у д. Красный Яр без охраны. В Усть-Куломе 26 заключенных подкомандировки "Перевалочная база" жили на пристани. 40 заключенных Кузобского лагучастка жили в д.Ульяново с одним охранником. На подкомандировке "Вочь" Жежимского участка 132 заключенных жили в неогражденной зоне. То же и на подкомандировке "100-й квартал" Мыелдинского участка, и на подкомандировке "Усть-Мылва" того же участка. В результате политические заключенные имели возможность свободно общаться с местным населением, что было строжайше запрещено инструкциями по режиму охраны и содержания заключенных [21].
Проверка работы учетно-распределительного отдела лагеря показала грубейшие недостатки в учете списочного состава заключенных и его перемещениях. Отдел вел три основных учетных документа - строевую записку, картотеку по форме №2 (личные дела заключенных) и контрольно-путевой журнал на убывших по разным причинам заключенных. Особенно много недостатков и путаницы содержалось в последнем документе. Так, например, четверо заключенных, отправленных в июне и октябре 1938 г. из Пезмога в другие лагучастки, пропали без вести (Т.е. не были отмечены в местах прибытия).
Комиссия отметила факты задержки заключенных в лагере после окончания срока наказания. С 1 января 1938 по 1 января 1939 гг. из лагеря освободились 1500 заключенных, 142 из них "пересидели" от 8 до 20 дней, а заключенный П.Ф.Павленко - даже 7 месяцев и 24 дня, заключенный И.Е.Стебельцов - 3 месяца и 15 дней, заключенный Ф.В.Дементьев никогда бы и не узнал, что срок его заключения истек уже 3 месяца и 15 дней назад, если бы не комиссия. А вот заключенному Тимофееву удалось освободиться на год раньше срока, выдав себя
155
за другого Тимофеева - Михаила Алексеевича, скончавшегося прежде времени [22].
Много путаницы было и в актах б смерти заключенных: отсутствовали установочные данные, искажались фамилии, имена и отчества. Не выполнялась отделом и директива ГУЛАГа № 37047 "О правилах учета спецконтингента". Так, 1373 чел., осужденные по 58 ст. ("контрреволюционная троцкистская деятельность"), получили сверхударные зачеты на 60, 70 и даже 90 дней в квартал по распоряжению начальника лагеря Буля (система зачетов за ударный труд сокращала срок пребывания в лагере - Н.М.). Среди них - А.С Прудников, М.Я.Полуня, И.Г.Пчелинцев, М.Н.Рубцова [23].
Около 2 тыс. заключенных (или каждый десятый из списочного состава лагеря.) были политическими. Среди них было немало специалистов, которых лагерное начальство использовало по специальности. На этом, впрочем/и держалось производство. Многие специалисты пользовались разрешением на бесконвойное передвижение внутри зоны и за ее пределами, проживали в домах местных жителей, что также беспокоило проверяющих. Боялись, что правда о Системе людоедов дойдет до сознания коми крестьян. Особенно увлекались расконвоированием начальники - Брудно (Усть-Немский лагучасток), Трейстер (Рубикосольский участок), руководители 8-го, 11-го и 19-го участков [24].
Страхи эти не были лишены оснований. Но и само лагерное начальство своим отношением к местному населению невольно способствовало такому именно "просвещению". Что могли подумать усть-куломские крестьяне, когда летом 1938 г. по приказу начальника Локчимлага Буля (бывший начальник Московского уголовного розыска?) бравые охранники выселили несколько семей из домов, а дома разобрали и отправили баржей в Пезмог? "Мы будем мстить десять лет", - заявили крестьяне [251.
Время от времени руководство лагеря заставляло крестьян работать на участках, где применение труда заключенных было нецелесообразно по соображениям режима. Так, в августе 1938 г. в Госплан республики была послана заявка на 6560 крестьян и 1964 лошади для выполнения работ по производственной программе Локчимлага. По представлению Госплана Коми Совнарком обязал Сыктывдинский, Усть-Куломский и Сторожевский райисполкомы выделить на лесозаготовки 2730 колхозников и 1212 лошадей, но исполкомы не смогли выполнить предписание из-за массового сопротивления крестьян [26].
18 декабря 1940 г. Совет народных комиссаров СССР принял постановление о ликвидации Локчимского лагеря и передаче его лесного фонда и хозяйства (кроме совхозов) наркомату лесной промышленности СССР. Два его отделения были переданы целиком в Усть-Вымский лагерь. 27 августа того же года Коми обком ВКП(б) принял свое постановление о ликвидации лагеря. Два года деятельности Локчимлага обошлись казне в 55 млн руб. убытков. Запасы древесины, которые необходимо было вывезти после закрытия учреждения НКВД, составляли 258 млн куб.м [27].
4 января 1941 г. нарком лесной промышленности СССР издал приказ № 3/10/3 об организации приемки хозяйства Локчимлага в свое ве-
156

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.