пятница, 23 мая 2014 г.

2 Н.А.Морозов ГУЛАГ в Коми крае 1929-1956

рудник по добыче угля... Общий аид Рудника и барак, в который нас поместили, произвели удручающее впечатление. Но я был молод, здоров и не падал духом... На следующий день меня определили в шахту забойщиком, но через какое-то время перевели на земляные работы: рыть котлован под фундамент электростанции" [29].
По данным историка Воркуты П.И.Негретова, первый 30-сильный локомобиль появился на строительстве В>КД в 1933 или 1934 г. Он использовался на шпалорезке. Как утверждает П.И.Шереметенко, локомобиль до переброски в Воркуту работал на строительстве мавзолея В.И.Ленина в Москве. В навигацию 1935 г. на шахту №1-2 были привезены локомобиль мощностью 65 лошадиных сил и генератор на 40 квт. Именно эти механизмы были установлены в здании первой локомобильной электростанции Рудника в 1935 г. Однако в шахту электроэнергия стала подаваться только в 1937 г., когда была смонтирована первая подземная шахтная подстанция, что позволило использовать бурильные молотки и машину [30].
В конце 1936 г. политические заключенные Ухтпечлага организовали первую в истории лагерей забастовку. На этот отчаянный шаг их толкнуло несколько обстоятельств. Московские политические процессы 1935-1936 гг. показали, что любая оппозиция сталинской диктатуре подавлялась с невиданной жестокостью путем фальсификации, подлогов и шантажа. Принятие сталинской "конституции" 1936 г. не привело к переменам в жизни народа, никак не отразилось на судьбах миллионов заключенных - не оправдались надежды на амнистию в связи с этим событием. Наоборот, беспредел лагерной администрации в сочетании с террором уголовников даже усилился. Люди просто были доведены до отчаяния.
В ответ власти приняли решение об ужесточении репрессий против политзаключенных в лагерях и тюрьмах, создали специальные комиссии по расследованию их "контрреволюционной деятельности", составившие списки организаторов сопротивления. По этим спискам производились массовые расстрелы обреченных ("гаран^нские расстрелы" в дальневосточных лагерях и "кашкетинские" в Ухто-Пзчорских). На Воркуте расстрелы производились на 15-м километре железной дороги, в тундре возле старого кирпичного завода, на Ухта - в районе верхнего течения р.Ухта (ручей Ухтарка). Всего было уничтожено более двух тысяч чел. [31]. После расстрелов лагерный режим был резко ужесточен. В марте 1937 г. нормы выработки увеличены на 25-30%. Появились "колонны" - военизированная форма организации труда
В результате расстрелов добыча угля на Воркуте- и на других рудниках заметно уменьшается: в 1935 г. - на 254 т против уровня добычи 1934 г., в 1937 г. - еще на 8159 т. Лишь в 1938 г. добыча превзошла уровень 1936 г., составив 189306 т (1936 г. - 103463 т, 1937 г. - 95304 т.) [32]. В 1937 г. началось строительство шахты №1 "Капитальная". Это потребовало увеличения количества заключенных. В яньаре их общее число по Руднику составляло 3987 чел., в феврале - 3847, марте - 3764,
28
апреле - 3774, мае - 3722, июне - 4068, июле - 5472, августе - 6246, сентябре - 6697, октябре - 6047, ноябре - 5808 и декабре - 5734 чел. [33].
Строительная площадка занимала участок в 4,5x1,5 км, примыкавший на юго-западе к левому берегу реки Воркута, а на северо-востоке -к стройплощадке нового кирпичного завода. Строительные работы начались 18 июля 1937 г. Приказом начальника первого отделения Ухтпечлага (в состав которого входил тогда рудник Воркута) Барабанова была создана строительная колонна №2 (684 заключенных с Рудника и станции Уса). Качественный состав рабочей силы: 213 заключенных первой категории (31%), 284 - второй (42%), 187 - третьей категории 27% (с инвалидами) [34]. Рабочая сила колонны была распределена по бригадам в 4 строительных участка: промышленного строительства, строительства гражданских сооружений, дорожного строительства и карьерного хозяйства. Вскоре началось строительство котлована, котельной, бетонного завода, береговой насосной станции, кузницы, подъемной лебедки, нового кирпичного завода производительностью 435 тыс. шт. кирпича в год (это строительство было вскоре выделено в отдельную командировку), электролинии с Рудника, железнодорожных подъездных путей (узкой и широкой колеи).
Поскольку такую крупную шахту (производительностью 250 тыс т угля в год) з условиях Заполярья строили впервые, проектировщики (ленинградский Типрошахт") обратились за помощью к сотрудникам Воркутинской научно-исследовательской мерзлотной станции. Их прежде всего интересовали условия проходки и крепления шахтного ствола, гидрогеологический режим шахтного поля, примыкавшего, кстати, к полю шахты №1-2. Но руководство станции ничем не смогло помочь проектировщикам, поскольку за пять лет существования Рудника вопросам гидрогеологии на этой шахте не уделялось никакого внимания [35].
В 1937 г. среднесписочный состав заключенных составлял (а сравнении с потребностью): в 1 квартале - 3866 чел. (3442), во втором квартале - 3848 (4132), в третьем - 6248 (7353), в четвертом - 4936 (5305). В течение года на шахту №1-2 прибыли 2342 заключенных, убыли 1921. Значительное количество заключенных не могли работать в шахте по состоянию здоровья. Так, из 708 заключенных, прибывших этапом в конце июля - начале августа 1937 г., 210 чел. были вскоре выведены из шахты по состоянию здоровья. Из-за отсутствия обуви ежедневно не могли выходить на работу по 300 чел. К ноябрю 1937 г. 600 заключенных - инва-' лицов были отравлены с Рудника на инвалидный лагпункт Адак [36].
Медленно, но неуклонно возрастала знергообеспеченность Рудника. Так, если в 1932 г. было выработано всего 5 тыс. квт. час. электроэнергии, в 1933 г. - 17 тыс., в 1934 г. - 240, в 1935 - 448, в 1936 г. - 620, то в 1937 г. -1,6 млн квт. час. электроэнергии (74,7% от плановой потребности). Работали 4 котельных (11 паровых котлов) [37]. На В>КД работали уже 14 паровозов и 218 вагонов (в том числе 216 грузовых). Для транспортировки тяжелых грузов был приспособлен танк "Ленц". На трассе работали три снегоочистителя, спроектированных и собранных механиками-заключенными, с устрашающим названием "Носорог". Бригады
29
грузчиков формировались по национальному признаку - достаточно смелый эксперимент руководства ВЖД! Из пяти бригад получились лишь две русские (Лысогорского и Быкова). Две бригады были сформированы из грузин (Библашвили и Мжавия) и одна - из армян (бригадир Пегальян).
По приказу ГУЛАГа с 1 октября 1936 г. проводилась реорганизация управления Ухто-Печорским лагерем. Она заключалась в замене подразделений-промыслов пятью отделениями, которые создавались по ясно выраженному производственному принципу (нефтяное, угольное и др.). Вместо пяти промыслов были созданы пять лаготделений. Самым крупным по численности заключенных оказалось пятое яаготделэняе в с. Княжпогост - 16059 чел. (всего по моим подсчетам а Ухтпечлага было 49584 заключенных) в 27 лагпунктах и командировках. Кроме погрузоч-но-разгрузочных работ и лесозаготовок люди были занять! также на строительстве железной дороги Чибью-Айкино [33].
В состав 1-го (Воркутинского, или угольного) отделения зошли: Абезьский перевалочный пункт, рудник Большая Инта, перевалочный пункт Адзьва-вом, лагпункт Адак, отдельный лагпункт - рудник Щугор-ский, Печорский лесозаготовительный куст, Воркутинское рудоуправление, Печорский судострой, лесозаготовительный лагпункт Косью и лесозаготовки Сыня-Нырд. Внезапная реорганизация нарушила финансовую работу лагерей, затруднила учет, так как началась она до начала навигации по рекам Печора-Уса-Воркута, когда не были еще окончательно выверены взаимные расчеты и не составлен годовой отчет о деятельности лагерей [39].
В 1936 г. появился небольшой поселок геологов и рабочих на Интин-ском месторождении. Вдоль левого берега р.Инга от теперешнего висячего моста у поселка Больничный до устья речки Угольная (где; сейчас ЗЖБИ) прокладывалась лежневая дорога. Люди жили в палатках и землянках. В Абези был построен небольшой аэродром. С 1 июля 1937 г. перевалочный пункт Адзьва-вом был переведен на самостоятельный баланс с подчинением ему баз   Косью и Инта. Видимо, существовал о составе 1-го отделения и лагпункт совхоза Кочмес (начальник - Подлесный, бухгалтер - а/к Тараненко). О степени экономического развития перечисленных подразделений свидетельствуют данные, содержащиеся в бухгалтерском отчете 1-го отделения по состоянию на 1 января 1938 г.: Стоимость зданий и сооружений (в руб.): Судострой   -   185727 Адзьвавом   -   23658 Абезь -   3985
Воркута       -   6794263 Инта -   118831
Кырта -   1036242
Кочмес       -   233336 Доля Инты во внутреннем обороте по основным средствам составила почти 100 тыс. руб. Доля в добыче угля и бурении:
30
План Фактически %
Воркута 280000 т. 63000 т. 22,5
Щугор 49300 т. 26305 т. 53,2
бурение:
Воркута 12000 м 6822 м 58,9
Инта 2000 м 1902 м 100
Кырта 1000 1199 120
себестоимость:
Воркута 65 р, 12 к. 107 р. 54 к. +65
Инта 65 р. 12 к. 91 р. 22 к. +40
Кы|1та 72 р. 79 р. 75 к. +10
В 1936-1938 гг. заключенные Ухтпечлага строили железную дорогу Усть-Вымь - Чибью протяженностью 262 км - вели последнюю крупную стройку первого крупного лагеря в Коми АССР. Она была одной из самых каторжных по условиям труда. Строительство шло медленно, плановые задания не выполнялись. Исполняющий обязанности прокурора Ухтпечлага Носырев в письме прокурору СССР Вышинскому 15.11.1937 г. сообщал, что на многих участках строительства нет хлеба и других продуктов (6 и 12 лагпункты), 40-50% заключенных не имеют одежды и обуви, живут в палатках без печей (90 заключенных 7-го лагпункта). Со складов, находившихся прямо под открытым небом, совершены хищения на сумму более миллиона рублей (в том числе на Усть-Вымской базе лагеря - на 400 тыс. руб.). А также припоминает и.о. прокурора и несколько отдаленный факт, когда в результате преступных действий Мороза, Максимовича и других врагов народа - ставленников бывшего наркома НКВД Ежова-был допущен явный произвол на строительстве Воркутинсксй узкоколейной железной дороги, в итоге сотни заключенных погибли от голода и холода (зима 1934-1935 гг.) [40].
Вслед за этим письмом на виновников допущенных безобразий посыпались репрессии. 25.12.1937 г. уголовное дело по статье 58-7 в отношении бывшего начальника строительства железной дороги Усть-Вымь - Чибью Г.Д.Жукова, бывшего начальника лесозаготовительного отдела строительства заключенного А.Е.Раткозского, бывшего начальника группы ресурсов заключенного А.И.Дуброво было передано в лагерный суд и поставлено на внеочередное слушание 7.01.1938 г. в Княжпогосте. По делу о вредительстве на участке Ропча по той же статье привлечены к ответственности: бывший начальник стройучастка Л А.Данилов - бывший капитан артиллерии императорской армии, начальник 3 лагпункта заключенный САХохловкин, техник по строительству железнодорожных мостов заключенный В.А.Тухорин, прораб 2 лагпункта А.А.Трей, инженер по земляным работам стройучастка Ропча заключенный Е.В.Норенберг, инженер - заключенный В.В.Ковальский, прораб 3 лагпункта заключенный А.Е.Астахов, и старший прораб по земляным работам 1 лагпункта инженер-заключенный А.С.Зайцев.
3{
За вредительство на Ухтинском нефтезаводе были осуждены ОСО к высшей мере наказания по статье 58-7 бывший начальник завода заключенный Б.Н.Жуков, инженер заключенный Ю.Е.Эммануил, механик В.М.Москвин, заведующий товарной частью заключенный М.И.Лебедев, бухгалтер С.Я.Сиротов,19.12.1937 г. приговор в их отношении был приведен в исполнение. Всего подверглись репрессиям более 30 чел. [41]. Одновременно значительно ухудшилось экономическое и финансовое состояние Ухтпечлага, падала добыча полезных ископаемых, не выполнялись планы строительства, росла убыточность производства, ведь именно политические заключенные были основной рабочей силой лагеря. Поэтому совершенно бессмысленным было снятие летом 1938 г. с работы начальника Ухтпечлага Я.Иосема-Мороза и главного инженера Максимовича и отдание их под суд.
5 июля 1938 г. состоялось заседание комиссии ГУЛАГа по разделу Ухто-Печорских лагерей. Председатель комиссии, старший лейтенант госбезопасности Конрадов, члены - Маратов, Курилкин, Суганевич, Романов, Васильев, Поляков, инженер ГУЛАГа Машинский говорили о тяжелом финансовом положении Ухтпечлага - убытки от его деятельности составили 28 млн рублей...
2. Ухто-Ижемский лагерь
Организован:
Закрыт:
Подчинение:
Дислокация: Производство;
Численность заключенных:
Начальники:
10 мая 1938 г. 18 мая 1955 г.
ГУЛАГ с 10 мая 1938 г., Управление топливной промышленности
НКВД СССР с 26 февраля 1941 г.,
Главное управление лагерей горно-металлургической
промышленности НКВД СССР со 2 июля 1941 г.,
Главное управление лагерей железнодорожного строительства
НКВД СССР с 24 октября 1941 г.,
Главное управление лагерей горно-металлургической
промышленности с 5 октября 1943 г.,
ГУЛАГ министерства юстиции СССР со 2 апреля 1953 г.,
ГУЛАГ МВД СССР с 28 января 1954 г. до момента закрытия.
п.Чибью, рабочий поселок Чибью, рабочий поселок Ухта - г.Ухта
Ижемского (Ухтинского) района Коми АССР, п.Сосногорск (с1953 г.).
Почтовый ящик № 226.
разведка и добыча нефти, газа, асфальтитов, радия, строительство нефте - и газопроводов, газовых, нефтеперерабатывающих и химических заводов, производство химических продуктов (в том числе газовой канальной сажи).
1.07.1938 - 30453, 1.01.1939 - 27006, 1.01.1940 - 19493, 1.07.1941 - 39087, 1.01.1943 - 22827, 1.01.1944 - 15304, янв.1945 -12896, 1.01.1946 - 11014, 1.01.1947 - 24651, 1.01.1948 - 34072, янв. 1949 - 35625,1.01.1950 - 37180, янв. 1951 - 34546, янв. 1952 - 33544, янв. 1953 - 30275, янв. 1954- 16680 [42].
ст.майор госбезопасности Я.М.Мороз с 10 мая по август 1938 г.; ст.майор госбезопасности В.Е.Цесарский с 15 сентября 1938 г. по ?,
32
капитан госбезопасности А.Г.Баламутов с 8.04.1939 по 8.05.1941 гг., ст.майор госбезопасности - генерал-лейтенант С.Н.Бурдаков с 8.05.1941 по 21.02.1947 гг.,
подполковник-полковник ИАКарасев со 2.04.1947 по 14.06.1950 гг., майор - инженер-полковник Е.Я.Юдин с 14.06.1950 г. по ?, подполковник интендантской службы Н.М.Мешков с ? по 3.01.1956 г.
Ухто-Ижемский лагерь образовался при реорганизации Ухто-Печорских лагерей и был их прямым преемником, своего рода материализацией Великой государственной идеи, сформулированной И.В.Сталиным на XIV съезде партии большевиков: "...вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне". С 6 августа 1943 г. лагерь получил второе название - Ухтокомбинат НКВД СССР (с 18 марта 1953 до 5 июля 1957г. - Ухтокомбинат министерства нефтяной промышленности СССР) [43].
От Ухто-Печорского лагеря Ухто-Ижемскому достались почти половина списочного состава заключенных и территория в 57980 гектаров. Из объяснительной записки к смете расходов на содержание заключенных Ухтпечлага на 1938 г. следует, что списочный состав заключенных определялся финансовым отделом управления лагеря в 65080 чел., в том числе 45556 чел. (70%) предполагалось использовать по категории "А" (занятые в производстве), 7159 чел. (11%) - по категории "Б" (обслуга), 6508 чел. (10%) не могли быть использованы по причине болезней и полной утраты трудоспособности и зачислялись в категорию Т, 5857 чел. (9%) не работали по другим причинам.
Эти 65080 чел. заключенных должны были за 308 рабочих дней 1938 г. выработать 23754200 списочных чел./дней. На содержание списочного состава заключенных полагалось выделить 104518700 руб., или 4 руб. 40 коп. на один списочный чел./день. И тогда стоимость одного отработанного заключенным чел./дня должна была равняться 7 руб. 44,9 коп. [44].
Вот эта "бухгалтерия" позволяет предположить (вполне в духе учения К. Маркса), что разница между расходами на содержание одного заключенного в лагере и стоимостью одного отработанного этим заключенным чел./дня (около трех рублей) и составляла норму прибавочной стоимости и, соответственно, определяла собой степень эксплуатации рабского труда "врагов народа".
Важным приобретением вновь образованного лагеря был театр, на сцене которого играли и актеры-заключенные. В штате коммунально-бытового отдела Ухтпечлага на момент раздела таковых числилось 17 чел.: А.А.Антонов -   актер, образование среднее;
И. И. Гирняк -   аюер, режиссер, художественный руководитель театра;
В.И.Лавров -   драматический актер, образование высшее;
БАКинеловский - актер, образование высшее; ■ПАБабенко -   актер, образование высшее;
О.О.Добровольская -   высококвалифицированная драматическая актриса, окончила театральную школу, стаж - 23 года, в лагере - три месяца; А^,Константинова   -   актриса, молодая, способная, образование среднее;
зз
Е.М.Капустина      -   высококвалифицированная  драматическая  актриса, окончила театральную школу;
Анищенко -   молодая актриса, образование среднее;
Э.Э.Клюшина       -   драматическая актриса, образование среднее; Е.Г.Гартман -   актриса, образование среднее;
Харчев -   актер, образование среднее общее;
А.Ф.Бочарова       -   молодая актриса, образование среднее общее; Г.Ф.Васильева      -   актриса, эстрадная певица, образование среднее общее, стаж 4 года, в лагере 1 год;
В.К. Карманов       -   актер драмтеатра, окончил театральный институт, стаж 13 лет, в лагере 1 год; ОАБурко -   музыкант-валторнист;
В.Н.Тиль -   капельмейстер, музтехник;
Кроме них в штате числились'. А.П.Соломоноз - директор Дома культуры, скульптор по фарфору, образование 7 классов, стаж 14 лет, в лагере 3 года; Василий Ефимович Александров - заведующий библиотекой, САСоловьева - помощник заведующего библиотекой. Все данные - на сентябрь 1938 г. Характеристики сохранены прямо по тексту документа [45].
Кроме рабочей силы (в том числе и интеллигентной), Ухтижемлаг получил от своего предшественника и соответствующую материальную базу - две бетономешалки, 22 трактора, 16 грузовых автомашин, 36 паровых двигателей и 66 электромоторов, 6 двигателей внутреннего сгорания. Штат сотрудников управления на 1938 г. насчитывал 74 чел. (в штате Ухтпечлага на момент раздела было 1070 чел., в том числе 457 чел. в аппарате управления) [46].
Первое отделение Ухтпечлага (угольное) перешло во вновь образованный Воркуто-Печорский лагерь. Второе (радиевое) и третье (нефтяное) отошли к Ухтижемлагу. Четвертое (сельскохозяйственное) и пятое (транспортное) были разделены между Устьвымлагом, Воркутла-гом, Северным железнодорожным и Ухто-Ижемским лагерями. К последнему отошли: совхозы "Ухта", "Седью", Ухто-Ижемская транспортная группа и центральный лазарет на Ветлосяне, пересыльно - перевалочные пункты в Котласе и Вогваздино (Усть-Вымский район), базы снабжения в Айкино и Княжпогосте, горный техникум и театр з Чибью.
В п.Чибью - центре Ухтижемлага - проживали тогда 5500 чел. вольнонаемных. Здесь располагалось управление лагерем, 4 нефтепромысла (первый нефтепромысел 6 июня 1936 г. был разделен на два самостоятельных предприятия), асфальтитовый рудник в окрестностях Чибью (4-й промысел). В п.Ярега располагался 3-й промысел. 5-й промысел (геологоразведочный) дислоцировался в п. Кедровый Шор, 6-й (бурения) - в лагпункте Большие Пороги (законсервирован с мая 1939 г. На его базе в 1940 г. был создан Печорский разведывательный район). Все эти промыслы входили в состав третьего лаготделения.
По данным ухтинского историка А.Н.Каневой, третье лаготделение было самым крупным, в нем насчитывалось 11470 заключенных [47]. Промысел № 1 включал следующие подразделения: комендантский
34
ОЛП в Чибью, лагпункт в с. Большие Пороги, лагпункт № 20 (сенозаготовки) на тракте Чибью - Усть-Вымь, 4 трудколонны - управленческую (220 з/к), строительную, строительства электростанции и нефтеперерабатывающего завода, буровую колонну № 160 в с. Божью-дор, лагпункт при лесобирже, два лагпункта при кирпичных заводах (в п.Дежнево и п.Озерный), гараж, конюшни, амбулаторию, дизельную электростанцию, нефтеперерабатывающий завод ("старый"), ремонтно-механический завод. Итого: пять лагпунктов и четыре колонны.
Промысел № 3 (лагпункт Ярегского нефтепромысла): несколько .нефтедобывающих колонн, строительная колонна (дорожная и лесозаготовительная группы), автотранспортная колонна, буровая колонна, колинна горняков-шахтостроителей, механическая группа, электрогруппа, конюшни гужевого транспорта. Итого: один лагпункт и около десяти колонн.
Промысел № 4: лагпункт асфальтитового рудника, лагпункт строительства лазарета, колонна строительства газового завода № 1 и колонна управления стройки, буровая колонна в с. Крутая. Итого: два лагпункта и три колонны.
Промысел № 5 (разведочный): лагпункты в с.Каменка, с. Малая Кожва, с. Кедровый Шор и управление промыслом. Итого: три лагпункта.
В с.Седью располагалось управление строительства тракта Чибью -Крутая (протяженностью 90 км), в составе которого насчитывалось около 20 лагпунктов, располагавшихся вдоль трассы через неравные промежутки пути (7-й километр, 23-й, 35-й и т.д.) [48].
Заключенным Ухтижемлага пришлось заканчивать строительство тракта, начатое Ухтпечлагом в 1937 г. Пожалуй, это была самая трагичная страница истории лагеря. Трасса строительства проходила по труднодоступным, малообжитым местам. Многочисленные ручьи и лесные речушки становились порой неодолимой преградой для сотен измученных непосильным трудом заключенных. Бездонные болота проглатывали тысячи тонн песка и грунта. Практически все работы на строительстве велись вручную.
КП.Гурский, бывший заключенный Соловецкого, Вайгачского и Ухто-Печорского лагерей, вспоминает об этом строительстве в крайне мрачных тонах: "Нашу бригаду перебросили на укладку лежневки через болото на подступах к нашему лагпункту. Болото топкое. Летом его можно пройти с большим трудом. Середина болота представляла бездонную топь, очень опасную для пешеходов. Оно буквально дышало. Все тяжелые грузы на создаваемые лагпункты забрасывались зимой, когда болото замерзало, но и тогда еще во многих местах трясина не поддавалась морозам, и поверх ее вынуждены были устраивать из жердей временную жердевку, постепенно уходившую вглубь. Длинные, в несколько метров жерди не достигали дна.
Тогда последовало распоряжение настлать сплошной настил из толстого леса. Для этой цели выделили три лошади...на подвозку бревен. Мы же должны были на плечах нести бревна на болото, где укладывалась лежневка...на ширину до 300 м. На готовую лежневку землекопы
35
тачками возили грунт для насыпи... Участились простудные заболевания и обмораживания пальцев на ногах. Тело стало покрываться язвами и фурункулами" [49].
Снабжение продуктами питания было поставлено чрезвычайно плохо. Заключенные от голода ели мясо павших лошадей, были и случаи каннибализма. Система превращала людей в животных. Не случайно поэтому отношение к заключенным со стороны даже местных жителей было абсолютно негативным и враждебным. Люди, ослепленные систематической пропагандой классовой ненависти, утрачивали нравственные ориентиры. Лишь один пример из многих.
23 февраля 1939 г. заседание Усть-Вымского райисполкома в присутствии начальника Вогваздинского пересыльного пункта Ухто-Ижемского лагеря Горбатова рассмотрело вопрос "О состоянии дома для освобождающихся лиц из лагеря в с.Вогваздино". Заслушав и обсудив информацию начальника пересыльного пункта, исполком принял постановление, в котором отразился весь ужас и трагизм отношения к заключенным (даже и освободившимся уже из лагеря). Исполком посчитал недопустимым размещение освободившихся заключенных в жилом доме, принадлежавшем колхозу "Выль олбм" на условиях договора между Горбатовым и председателем колхоза Быковым. И вовсе не потому, что кому-то могло не понравиться опасное соседство с бывшими зэками, а потому только, что в этом же доме размещался колхозный скот.
А посему Горбатову было предложено устроить подальше от села (в трех километрах) на тракте у контрольно-пропускного пункта специальное помещение для освобождающихся, "изолированного от местного населения", с паспортным столом, видимо, для того, чтобы не шастали ; "бывшие" через все село в гражданский паспортный стол и не пугали j своим зверским видом местных ребятишек. А поскольку из пересыльного \ пункта выходили на волю также и заключенные Усть-Вымского и Северного железнодорожного лагерей, их руководству также посоветовали устроить ! подобные изолированные места для подлого "контингента" [50]. |
15 апреля 1939 г. президиум Верховного Совета Коми АССР принял ; постановление "Об образовании новых районов в Коми АССР", согласно | которому из Ижемского района выделялся Ухтинский с центром в рабо- \ чем поселке Ухта (бывший Чибью). В состав нового района передава-: лись четыре сельских совета - Кедвавомский, Порожский, Усть-Ухтинский и Изваильский. Лагерь получил собственную советскую власть, а с нею и новые политические возможности своей "легализации" [51].
Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) 10 июля 1940 г. приняли совместное постановление "О развитии Ухтинского нефтяного месторождения". Постановление ориентировало на всемерное развитие разведки и добычи полезных ископаемых Ухтинского района. Ближайшим следствием при-' нятия данного документа было увеличение объемов финансирования лагеря. В 1940 г. объем капиталовложений составлял 59 млн руб., а уже в 1941 г. - 290 млн руб. В два раза увеличилось количество заключенных. Ни в один из последующих периодов своей истории лагерь не имел
36
такого количества дешевой рабочей силы. Ее поступало так много и так здруг, что сразу возникла проблема размещения прибывающих этапов.
Совершенно четко и недвусмысленно эта проблема была обозначена э приказе по управлению Ухтижемлага № 4 от 10 января 1941 г.: "В связи с поступлением новых контингентов заключенных приказываю: Всем начальникам лагподразделений должным, согласно плана, принять дополнительную рабсилу заключенных - немедленно приступить << строительству жилых помещений для размещения этой рабсилы и закончить полностью в первом квартале лагерное строительство, а в январе на тот контингент который по плану поступает в январе.
Замначальника Ухтижемлага ст. лейтенант ГБ Дюдин
Начальник 2 отдела лейтенант ГБ Водбольский" [52].
А зот реакция на эту проблему начальника строительства Ярегской нефтешахты старшего лейтенанта госбезопасности Спаринского. В докладной записке начальнику лагеря от 1 февраля 1941 г. он отмечал, что на заеренной ему стройке работали 2086 заключенных (1826 по плану) и 130 вольнонаемных (138 по плану). И дальше: "Таким образом повисли за шахтой полученные в летнем этапе 400 польских евреев - варшавских спекулянтов, которые в своей жизни не работали, а в лагере думают, что именно в шахте они могут приобрести трудовые навыки, как будто бы больше негде их использовать" [53]. Раздражение начальника понятно. Но вот ведь какой вопрос возникает: а как попали варшавяне летом 1940 г. (точнее - в сентябре - ноябре) в Ухту, которая им и в самых страшных снах не виделась? И второй вопрос: а много ли из них вернулись в родные Пенаты?
В 1940-1941 гг. лагерь сильно разрастается вширь. Количество ОЛ-Пов увеличивается с 19 до 22-х, а количество командировок, подкомандировок и колонн вообще трудно исчислимо. Организованы два развед-района - Печорский и Усть-Вымский, раскинувших свои подразделения на несколько тысяч километров. Заключенные поступали этапами из Котласа - 1600 чел. 1 марта 1941 г. и еще 1000 - 15 марта. Работник лагеря Усков в газете "За ухтинскую нефть" от 27 ноября 1940 г. счел необходимым отметить, что в Усть-Вымском районе уже забурены были три крелиусные скважины на нефть [54].
Основной деятельностью в Печорском разведрайоне был занят ОЛП № 16 (начальник - лейтенант госбезопасности Соболев, оперуполномо--ченный оперативно-чекистского отдела - Филимонов), дислоцированный в Кедровом Шоре (с лагпунктами в селах Югыд и Каменка) [55]. Базой Усть-Вымского разведрайона стал лагпункт в с. Большие Пороги, в котором было 87 заключенных, а с начала 1341 г. - 483 чел. Сразу же был организован новый лагпункт у д.Синдор (начальник - Жданов, экспедитор - Зырянский - заключенный) [56].
Рост числа ОЛПов, лагпунктов и командировок потребовал усиления дорежного строительства. Этим занимался ОЛП № 19 ("Дорстрой", начальник - Козловский) Заключенные использовались на ремонте дорог, поддержании их о проезжем состоянии и строительстве новых трактов.
37
В составе ОЛПа были три командировки - карьер "259-й километр", 26-й лагпункт и строительство дороги от с.Ыджыд до 3-го нефтепромысла (начальник командировки - АТ.Усков, видимо, автор заметки в газету "За ухтинскую нефть"). Среднесписочный состав заключенных только по группе "А" составлял вначале 198 чел., а с декабря 1940 г. - 318 чел. [57].
Разворот работ пагеря в 1940-1941 гг. был немыслим без увеличения объема лесозаготовок. С этой целью лесхоз "Чибью" переименовывается в леспромхоз "Ухта" (начальник - лейтенант госбезопасности Стрижевский Яков Ефимович) с плановым объемом лесозаготовок 300 тыс.кубометров. Количество лагпунктов леспромхоза увеличивается с четырех до десяти, соответственно и количество заключенных возрастает более чем в два раза и достигает 2000 чел. [58].
Из. 21 апреля 1941 г. складывается следуюидая структура Ухтижеадпага:
Лагпункты Дислокация Профиль
ОЛП -1 п.Ухта Крекингстрой                       ..... j
ОЛП - 2 п.Ухта Строительно-монтажная контора___,
ОЛП - 3 п.Ухта 2-й нефтепромысел               .._ j
ОЛП - 4 п.Яоега Нефтешахта                            j
ОЛП - 5 д.Леккем Асфальтитовый рудник     _         I
ОЛП - 6 д. Крутая Верхнеижемский разведрайон    ......
ОЛП - 7 Ветлосян Каоьерное хозяйство
ОЛП - 8 Ветлосян Сангородок
ОЛП - 9 п.Ухта Леспромхоз №1               .._        \
ОЛП - 10 п. Водный Радиевый промысел
ОЛП - 11 тракт Чибью - Крутая Штрафной лагпункт № 9           . J
ОЛП - 12 Седью Сельхоз. Дом младенцев з/к
ОЛП - 13 Ветлосян Кирпичный завод               ___»
ОЛП - 14 п.Ухта Гужевой транспорт
ОЛП - 15 п.Ухта Строительство цементного завода
ОЛП - 16 ОЛП - 17 Кедровый Шор с.Айкино Базы. Лесозаготовки
ОЛП - 18 ? ?    -
ОЛП - 19 п.Ухта Дорожное строительство
ОЛП - 20 д. Большие Пороги Усть-Вымский разведрайон
ОЛП - 21 п.Ухта Крекингстрой                         _.
ОЛП-22 п.Ухта Строительство 2-й очереди 1ЭС
Наиболее крупными были 10-й, 3-й
К сожалению, архивные материалы дают очень мало для реконструкции внутренней жизни лагеря этого периода. Можно с уверенностью сказать, что и в Ухте жизнь заключенных была достаточно тяжелой. И з лагере недремлющее око "органов" зорко следило за всем происходящим.
Некоторое представление об этой стороне лагерной жизни дает докладная записка оперативно-чекистского отдела комиссару госбезопас-
38
ности третьего ранга Кобулову "О хозяйственной деятельности и оперативно-чекистского обслуживании промыслов по Ухто-Ижемскому лагерю НКВД СССР по состоянию на 1 августа 1940 года" [60].
Важнейшей задачей отдела была борьба с побегами заключенных. Из справки мы узнаем, что всего за 1940 г. были задержаны 142 беглеца, в том числе 105 чел. из списочного состава соседнего Северного железнодорожного лагеря (в их числе трое участников вооруженного побега 4 августа 1340 г.).
Второй задачей был сбор информации о настроениях среди вольнонаемных и заключенных. В справке признается, что эта работа проводилась неудовлетворительно "в части вербовки агентов среди последних":
Промыслы Кол-во заключенных Кол-во агентов Кол-во вольнонаемных Кол-во агентов
2-й нефтяной 1168 27 145 4
3-й нефтяной 1850 19 215 4
Водный 2756 19 573 7
Итого: 5774 65 933 15
Третьей задачей была правильная дислокация агентурного обслуживания по "окраскам учета". Что под этим подразумевалось, видно из следующей таблицы:
Категории заключенных Кол-во заключенных Число осведомителей Кол-во агентов Кол-во уголовных дел
Троцкисты 77 СО 1 17
Правые и зиновьевцы 11 - - 5
Шпионы 409 10 СП 45
Диверсанты 85 - 1
Дашнаки 49 - - -
Повстанцы 19 - - 1
Террористы 177 1 - 1
Сектанты 15 - - 1
Фашисты 12 - - см
Вредители 95 4 сл 10
КРД 800 - 4 _
Националисты 26 СМ см 1
Эсеры 2 - 1 1
Всего: 1777 23 19 89
За год сотрудники отдела провели два агентурных дела - "Арийцы" и Саботажники". По первому делу, открытому оперработником отдела ААСурановым, проходили 8 чел., в том числе: Эвальд Отто Александрович, 1913 года рождения, уроженец Киевской области, немец, работал фельдшером, осужден за шпионскую деятельность (католический
39
священник - Н.М.); Оленский Виктор Петрович, 1908 года рождения, уроженец Старого Петергофа, русский, по профессии химик, осужденный за контрреволюционную деятельность; Давыдов Лев Львович, 1899 года рождения, уроженец Москвы, врач-венеролог, вольнонаемный, работал начальником санчасти Водного промысла.
Все 8 чел. обвинялись в антисоветской агитации и пропаганде, проведении антисоветских сборищ с заключенными с целью создания "контрреволюционного формирования" з лагере. ОАЭвальду и В.П.Оленскому вменялось в вину также поддержание связей с волей и заключенными других подразделений лагеря, между прочим и с известным украинским националистом Губенко Павлом Михайловичам (Остап Вишня),   который  проходил  по  агентурному делу  "Зоология"  как
"основной фигурант разработки".
Дело "Арийцы" было приостановлено, так как агент "Краник" не смог войти в доверие разрабатываемых лиц. В то же время агенты 'Липкий" и "Шило", сумев войти в доверие, уже сообщили о наличии контрреволюционного формирования во главе с указанными лицами. Поэтому отдел наметил завербовать для этой разработки "внугренника".
Дело "Саботажники" было заведено 4 апреля 1939 г. на втором нефтепромысле оперативником Р.П.Дудаевым в отношении трех заключенных: Гештор Николай Дмитриевич, 1892 года рождения, уроженец Узбекской ССР, русский, по образованию горный инженер, осужден тройкой ОГПУ в 1933 г. по ст. 58, ч. 7 и 11 к 10 годам лагерей; Соропер Густав Наумович, 1883 года рождения, уроженец Подольской области, еврей, инженер-нефтяник, осужден тройкой ОГПУ в 1933 г. по ст. 53, ч. 6,7 и 9 к высшей мере наказания с заменой на 10 лет лагерей; Цукерник Зиновий Григорьевич, 1901 года рождения, еврей, инженер-механик, осужден в 1937 г. Особым совещанием по подозрению в шпионаже к В годам лагерей.
Суть дела: в 1938 г. они изобрели и внедрили газовый клапан для регулирования давления на забой. Агент "Станок" сообщил в отдел, что это приспособление ведет к дегазации месторождения. В подтверждение этой информации 22 августа 1940 г. было получено сообщение, что в результате применения указанного устройства часть скважин была обводнена и более 20% из них не работали в 1 квартале (замерзли). Несомненно, указывалось в справке, это было следствием вредительства указанных лиц.
24 июля 1940 г. на территории сельхозучастка "Седью" оперативники отдела обнаружили иеговистские лозунги, вывешенные заключенным Крамарчук-Сверчковским по заданию члена иеговистской секты заключенного Будянского Егора Никитича. Последний был арестован и осужден по ст. 58 п. 10.
В 1941 г., судя по справке начальника оперчекистского отдела Ухтижемлага Решетникова Ивана Яковлевича, было проведено уже 10 агентурных дел с привлечением 72-х чел., 39 из них были приговорены к высшей мере наказания (данные И.И.Осиновой, Московский научно-исследовательский центр международного общества "Мемориал"). До-
40
бавим к этому, что только за этот год в лагере были осуждены 266 чел. и только за нарушение Указа Верховного Совета СССР 1940-го года (о борьбе с нарушениями трудовой дисциплины)[61].
В 1942 г. новый начальник отдела старший лейтенант госбезопасности Леонов продолжал бороться с "врагами народа" в лагере. Одна из его удач - установление авторства листовки, извлеченной 4 мая из бочки с гидрожиром на ОЛПе № 16 в п.Югыд Печорского разведрайона. Текст листовки гласил: "Зав.базой Чибью Устьвым и командировкам. Травите в/н (вольнонаемный - Н.М.) состав. Вы сидите абсолютно в лагерях ни за что. Харьков наш скоро поедем по домам. Свобода".
Автор - бывший политзаключенный Ухтижемлага Валентин Петрович Козырьков, освободившийся 15 апреля 1941 г. и ушедший по мобилизации на фронт 29 января 1942 г. (данные И.И.Осиповой).
В годы войны многие ухтинцы ушли на фронт. Среди них было немало бывших заключенных. С 1.01.1942 по 28.09.1942 г. освободились из лагеря 1116 заключенных (большинство, по-видимому, составляли поляки), и все они были отправлены в действующую армию.
В ноябре 1941 г. из Ухтижемлага выделился самостоятельный Верх-не-Ижемский лагерь. После выделения этой лагерной структуры состав заключенных Ухтижемлага по состоянию на 25 февраля 1942 г. Характеризовался следующим образом: из 22827 заключенных 1340 были иностранцами (609 иностранно-подданных, 156 - "подданные других государств" и 575 - заключенные "вне подданства").
За годы войны заключенные построили и сдали в эксплуатацию Ярегскую нефтешахту мощностью 125 тыс. т добычи в год - уникальное инженерно-техническое сооружение, не имевшее аналогов в отечественной и мировой практике нефтедобычи, велось строительство еще двух - в поселках Первомайском {шахта №2) и Нижнем Доманике (шахта №3), построен новый ремонтно-механический завод в Ухте. Нефтеперерабатывающий завод увеличил вдвое ассортимент выпускаемой продукции - с 7 до 15 видов. Было добыто более 550 тыс.т нефти, 880 т асфальтитов, около 7 тыс.т лакового битума. Выделенный в 1941 г.из Ухтижемлага Верхнеижемский лагерь за год своего существования сумел заложить основы нового газового промысла с 58 действовавшими скважинами и 5 заводами. Промысел обеспечил в 1941-1945 гг. добычу 1,4 млн куб.м газа [62].
Огромный труд и неисчислимые жертвы стояли за этими цифрами -" как вольнонаемных, так и заключенных. Из отчета политотдела лагеря за 1945 г. мы узнаем, что трудовой фонд Ухтокомбината насчитывал 30001 чел. Из них - 11084 заключенных (37%), 8198 - вольнонаемных (27,3%). Из сопоставления этих цифр видна первая важная особенность Ухты - заключенные не составляли здесь абсолютного большинства, как это было в других лагерях Коми АССР.
Вторая особенность заключалась в том, что здесь состав трудового фонда был гораздо более интернациональным, чем в некоторых других лагерях. 1403 чел. "трудармейцев" в подавляющем большинстве составляли -корейцу. 5;Щаке,время 3950 "трудмобилизованных" состояли
41
исключительно из немцев (90% из них составляли молодые женщины, в то время как 90% корейцев были молодыми мужчинами) [63]. 8от такая особенность.
С октября 1945 г. в лагере появляется "спецконтиигент" - 3515 чел. спецпереселенцев из Прибалтики (на 1 января 1946 г. их насчитывалось уже 5726 чел.). В начале 1946 г: к "спецконтингенту" добавились также несколько сот "власовцев" и других "лиц, служивших в немецки* формированиях1'. Специально для стой категории людей 9 января 1946 г, начальник Ухтокомбинзта • генерал-лейтенант Бурдгкоз издал приказ № 8/л "О трудовом использовании и правовое, положении (!) «онтииген-тов прибывших в Ухтокомбинат из числа служивших а немецких формированиях". Пр^^лз гласил:
1. Объяеить сеем прибызшиад для работы d ::с*:5и:-!£те, что Нестарое-лением Государственного Комитета Обороны от 16 августа 1S45 года за службу в немецких войсках, полиции и различных других на^ецк^х. формированиях, организованных немцами для борьбы препш СССР, они подлежат расселению а районе Ухтскомбииата иг положении спец переселенцев сроком на 6 лет с прикрегшение&г для раОсны на предприятиях комбината.
2. Установить порядок проживания спецлереселенцэа на казарменном положении в общежитиях по батальонам, ротам и взводам.
3. Начальникам подразделений комбината развернуть гражданское и жилищно-коммунальное строительство для спецперас&пе:щев.
4. Установить нормы снабжения, питания и вещевого довольствия для вновь прибывших контингентов по фондам отдела общего снабжения.
5. Распространить на .спецпереселенцев действующие в комбинате тарифные сетки, ставки и системы оплаты труда для вольнонаемных рабочих и служащих [64].
К сожалению, сохранилось немного архивных материалов, относящихся к деятельности лагеря в послевоенный период. Это в основном бухгалтерские отчеты подразделений, отрывочные данные из отчетов политотдела, акты приема-передачи отдельных лагподразделений. Да и по годам этот материал распределен крайне неравномерно. Больше всего сведений сохранилось за 1949 и 1953 гг. Судя по бухгалтерскому отчету лагеря за 1949 г. (а в этом году отмечалось 20-летие комбината) его структура выглядела следующим образом: Трест Войвожнефть - начальник Зоткин. Нефтепромысел Чибью - начальник капитан Плаксин.
ОЛП № 1 - пересыльный пункт, женская зона, лазарет, больничный корпус №3, железнодорожная ветка на гипсовый рудник, заключенные работали на укреплении железнодорожного моста через реку Ухта. Начальник - капитан Михайлов. Водный промысел - ОЛП № 10, начальник майор Буров. Газопромысел - лагпункт, 165 з/к, нач. Кузнецов. Асфальтитовый рудник. Гипсовый рудник.
Строительство газопровода - лагпункт, 354 з/к, начальник строительства и лагпункта капитан Яцковский. Строительство нефтепровода.
Строительство сажевых заводов - ОЛП, 1509 з/х, начальник - И.М.Муратиков Энергострой. Строительство кирпичного завода.
42
Нефтешахта № 1 - начальник Мишаков. Нефтешахта № 2 - начальник лейтенант Адамов. Нефтешахта № 3 - начальник капитан Степаненко. Железнодорожный лагпункт. Нефтеперерабатывающий завод. Ремснтно-механический завод.
Ветлосянский комбинат стройматериалов - ОЛП № б (деревообработка), ОЛП № 7 (карьерное хозяйство), начальник - майор Клявин. Ветлосянский Сангородок.
Леспромхоз № 1 - лесозавод в Ухте с лагпунктом на 104 чел., лесобиржа с лагпунктом на 192 чел.
Леспромхоз № 2 - начальник Димза (п.Боровой).
Сельхоз "Сздыс".
Сельхоз "Ухта".
Сельхоз "Верхнеухтинский".
Южный разведрайон. Буровая контора.
По данным ухтинских краеведов А.И.Галкина и В.П.Потолицына, в 1950 г. по решению горисполкома были переименованы старые названия города:
2-й Нефтяной поселок - в поселок имени И.А.Куратова (ныне район городского кладбища);
Военный городок - в поселок имени Оплеснина (ныне начало улицы Оплеснина);
ОЛП № 1 - в поселок Сосногорский;
ОЛП № 13 - в поселок имени Дежнева (ныне оба слились в поселок Дежнево);
ОЛП № 14 - в поселок Балаклавский; ОЛП № 23 - в поселок Озерный (ныне улица А.А.Чернова); Кирпичный завод Севжелдорлага - в поселок Подгорный; Поселок у тюрьмы  № 2 Ухтижемлага - в поселок Заболотный (обществом "Мемориал" здесь установлен Памятный знак жертвам сталинского террора).
Сангородок - в поселок Ветлосян (Памятный знак невинно убиенным, установлен обществом "Мемориал").
В начале 50-х гг. Ухтижемлаг вступает в полосу реорганизаций, которая завершается постепенным закрытием лагподразделений и слиянием всей структуры с Печорлагом. Интерес представляет и сам процесс, и его основные этапы. Например, литерное дело Ухто-Ижемского лагеря №144/62 за 1952 г. содержит исчерпывающую характеристику дислокации лагподразделений, а приложения к нему - состава и состояния рабочей силы. Дополнительные сведения можно почерпнуть из акта приема-передачи лагеря из МВД СССР в министерство юстиции от 28.07.1953 г. Сравнение этих двух источников показывает динамику процессов, протекавших на одном из островов ГУЛАГа за год:
43
Количество 1.06.1952 15.03.1953     ] 15.07.1953
лаготделений 24 23           I          12
лаграйонов 1 S -
лагпунктов 38 31           I 17
домов младенца 2 2.          I 1
заключенных 32236 30544        I 17398
[65]
Первое замечание, которое необходимо сделать, заключается з том, что лаготделения были созданы в 1951 г. по приказам Главного управления лагерей горно-металлургической промышленности ГУЛАГа. В основном они создавались на базе старых ОЛПоз (отдельных лагерных пунктов) и пространственно совпадали с ними. Во-вторых, в отличие от других лагерей, дислоцированных в Коми АССР, Ухто-Ижемский лагерь был более динамичным. Разведка и освоение новых месторождений минерального сырья заставляли гибко приспосабливать структуру лаготделений и лагпунктов к быстро меняющейся ситуации. В-третьих, доля вольнонаемных работников здесь была традиционно выше, чем в других районах республики, затронутых гулаговским "прогрессом", поскольку и разведка, и освоение нефтяных и газовых месторождений требовали большого количества квалифицированной рабочей силы. Иначе говоря, рабский труд заключенных здесь был экономически менее выгоден, чем в других лагерях.
1-е лаготделение (литер АО/1) было создано приказом ГУЛГМП №1424 от 12.10.1951 г. с лимитом наполнения 1910 заключенных (фактически на середину 1952 г. было 2546 чел., в том числе 251 политический). Лаготделение располагалось в черте г.Ухта з 7 км от станции Ухта и имело три лагпункта:
Профиль Лимит Фактически i Политических Режим
№ 1(пересыльный пункт) 670 569       |          19 \ общий
№ 2 СМК 1910 1731      !         174 общий
№ 3 центральная мужская больница 550 246       |          58 общий
2-е лаготделение (почтовый ящик 226/2, литер АО -2) было создано ; также 12.10.1951 г. и располагалось при нефтешахте №3 (п. Нижний [ Доманик) с лимитом наполнения 2160 (фактически 2266, в том числе 444 политических) и лагпунктом №3 при шахте с усаленным режимом содержания заключенных.
3-е лаготделение существовало также с 12.10.1951 г. и располагалось в черте города. Лимит наполнения - 700, фактически на 1.05.1Э52 г. 463 чел. (в том числе 188 политических), на 1.06.1953 г. - 409 (2S) на общем режиме. Заключенные работали в транспортно-дорожном управлении Ухтокомбината.
44
4-е лаготделение было создано по приказу ГУЛГМП №1427 от 12 мая 1951 г. и располагалось в 25 км от города (в 4 км от станции Ярега) при нефтешахте №1. Лимит наполнения - 2310, фактически было 2280, в их числе 50 политических. Заключенные содержались в лагпункте №5 при нефтешахте на общем режиме (26 бараков, периметр зоны - 2300 м).
5-е лаготделение было создано по приказу ГУЛГМП №1434 с дислокацией в п. Крутая Верхне-Ижемского эксплуатационного района (90 км от управления лагерем) и лимитом 650 чел. (фактически было 425: 25 политических и 200 бандитов, остальные - бытовики). Заключенные содержались в лагпункте №6 усиленного режима (район кирпичного завода п. Крутая).
6-е лаготделение располагалось в 25,5 км от города в районе сель-хоза "Ухта" и существовало как ОЛП с 1939 г. Лимит наполнения - 610 чел., фактически было 587 - ни политических, ни уголовных элементов здесь не было. Все осужденные (женщины) проходили по графе "прочие преступления", т.е. бытовые, неважные, несущественные. Лагпунктов здесь не было, зону лаготделения протяженностью 1100 м венчали 4 сторожевые вышки.
7-е лаготделение дислоцировалось на Ветлосян-rope в 3 км от станции Ухта. 1608 заключенных (лимит - 1890) содержались на общем режиме в двух лагпунктах - при центральной женской больнице и для мужчин-инвалидов (лагпункт №8 с лимитом 1540 чел., фактически -1309, из них 449 политических и 310 уголовников). Часть инвалидов работала на Ветлосянском заводе стройматериалов №2). Лагпункт женской больницы был рассчитан на 350 чел., фактически было 299: 72 политических и 63 уголовных.
8-е лаготделение усиленного режима располагалось у п. Асфальти-товый рудник (62 км от города) с лимитом 500 и фактическим наполнением 461 чел. (23 политических и 115 уголовников). Заключенные содержались в лагпункте №9.
9-е лаготделение (лагпункты № 10,12,14,15,16,28,11,13) существовало как ОЛП с июня 1942 г. и обслуживало леспромхоз "Ухта". Лимит -2645 заключенных, фактически было 1847, в том числе 1142 женщины. Периметр жилых зон составлял 2763 м с шестью вахтами, 22 вышками и шестью столовыми. Заключенные работали на лесоповале, лесосплаве и погрузке древесины в железнодорожные вагоны.
10-е лаготделение общего режима располагалось в п.Водный (25 км' от города) с лимитом 750 и фактическим составом 449 заключенных (в том числе 216 женщин). Мужчины содержались в лагпункте №19 (Герд-йоль), женщины - в лагпункте №18 (п.Водный). К середине 1952 г. лагпункт №19 был законсервирован.
11-е лаготделение усиленного режима было создано, как и предыдущие, 12.10.1951 г. Дислоцировалось в п.Первомайский (нефтешахта №2). Лимит наполнения -1610 чел., списочный состав в середине 1952 г. -1746 заключенных, из них 1446 политических и всего 116 уголовников.
12-е лаготделение общего режима обслуживало совхоз "Ухта" и состояло из трех лагпунктов: лагпункт №21 в п.Ыджыд, лагпункт №22 в
45
п.Куратово, лагпункт №23 в г.Ухта с общим лимитом 1400 чел. Фактически было 1332 заключенных, в том числе 412 политических и 306 уголовников.
13-е лаготделение строгого режима было создано 21.02.1950 г. для обслуживания Ухтинского завода стройматериалов (приказ начальника Ухтокомбината №141 с) с лимитом 700 чел. Фактически здесь содержались 853 заключенных, из них 27 политических и 742 уголовника (лагпункт №25).
14-е лаготделение возникло 12.10.1951 г. в п. Балаклавский неподалеку от Ухты для обслуживания Ухтинской строительно-монтажной конторы с лимитом 1285 и списочным составом на середину 1951 г. 1267 заключенных, из которых 66 были осуждены по 58-й статье и 175 - за уголовные преступления. Заключенные содержались з лагпункте №26.
15-е лаготделение общего режима дислоцировалось в п.Вой-вож (120 км от Ухты) с лимитом 1800 и фактическим наполнением 1640 чел. заключенных. В этом лаготделении политических не было, а к уголовникам относились лишь 150 чел. (лагпункт №27).
16-е лаготделение (строгорежимное) было расположено в 18 км от Ухты в районе п.Сосновка (железнодорожная станция Ижма) и обслуживало строительство сажевых заводов. В двух лагпунктах (№ 29 и 46) содержались 2268 заключенных при лимите наполнения 2868 чел. Большинство из них были политическими (1439 чел.).
17-е строгорежимное лаготделение при заводе строительных материалов №3 было небольшим, всего в нем содержались 374 заключенных при лимите 600 чел. Лишь 15 заключенных относились к политическим. Все они жили в лагпункте №30.
18-е лаготделение состояло из трех лагпунктов общего режима, расположенных в районе п.Каменка ныне Печорского района Коми АССР на 1086 км железной дороги Котла с-Воркута. 738 заключенных обслуживали трест "Печорнефть" - работали на буровых, в разведочных и топографических партиях, на лесоповале, строительстве лежневых дорог и промышленных площадок (лагпункты № 24,32,33).
19-е лаготделение с тремя лагпунктами обслуживало дорожно-эксплуатационную контору треста "Войвожнефть" в п.Дорожный Ухтинского района. Лагпункты располагались в поселках Нибель-2 и Верхняя Ом-ра. Из 2147 заключенных 690 были политическими^ 262 - уголовниками.
20-е лаготделение общего режима дислоцировалось в Верхне-Ижемском разведрайоне треста "Войвожнефть" с управлением в п.Вой-вож. В двух лагпунктах (№ 37 и 38) содержались 1887 заключенных.
21-е лаготделение с двумя лагпунктами (№ 39 и 40) располагалось 8 п. Нижняя Омра и обслуживало Нижнеомринский разведрайои треста "Войвожнефть". 1444 заключенных были заняты на строительстве дорог, в разведочном бурении.
22-е лаготделение общего режима было создано на базе ОЛП №26 для обслуживания Нижне-Ижемского разведрайона треста "Войвожнефть". 726 заключенных размещались в лагпункте №42 (п. Нибель-3).
46
23-е лаготделение общего режима дислоцировалось в п.Озерный при Ухтинском кирпичном заводе. В зоне лаготделения содержались 930 заключенных-женщин, из которых только 15 были политическими.
24-е лаготделение усиленного режима располагалось в г.Ухта в районе строительства Ухтинского механического завода ("Заводстрой") и насчитывало 2743 заключенных (лимит - 2600), из которых 1727 политических. Заключенные работали также на строительстве объектов Ухтинской ТЭЦ.
3 1953-1954 гг. в связи с массовым освобождением заключенных и "спецконтингента" трудовой фонд комбината обновился на 70% и составил на 1 января 1954 г. 14973 рабочих производственных предприятий. В связи с амнистией 1953 г. падает жесткая трудовая дисциплина, насаждавшаяся в течение 25 лет. В бухгалтерском отчете комбината за
1953 г. отмечалось, что 205 чел. бывших заключенных, освободившись, самовольно ушли с работы, против них были возбуждены уголовные дела [68]. В справке "О работе политотдела Ухтижемлага" от 11 ноября
1954 г. отмечалось, что возросли отказы от работы, в среде заключенных оживились религиозные и сектантские элементы, около 10% заключенных не выполняли нормы выработки, а аппарат управления лагеря плохо выполнял директивные указания центра [67].
Началась постепенная ликвидация лагподразделений. В Центральном государственном архиве Республики Коми сохранился акт приема -передачи лаготделения № 11 (п. Ярега) из МВД в министерство юстиции СССР, датированный 18 июля - 20 августа 1953 г. К акту приложен пофамильный список 1858 заключенных лаготделения [68].
25 июня 1.955 г. Ухто-Ижемсхий лагерь был передан Печорлагу. На момент передачи в нем было 5 лаготделений, центральная больница и дом младенца, 5896 заключенных, в том числе 638 женщин. В первом лаготделений был 1341 заключенный: в центральном лагпункте общего режима - 1019, в лагпункте №18 строгого режима - 122, в больнице -181, центральном пересыльном пункте - 7 и в следственном изоляторе -7 чел. Во втором лаготделений при нефтешахте №3 содержались 1206 заключенных, в том числе одна женщина. В пятом лаготделений (Нижняя Омра) в лагпункте №8 находились 428 и в лагпункте №6 (п.Войвеж) - 246 заключенных. В 7-м лаготделений (п. Ветлосян) в четырех лагпунктах насчитывалось 1817 заключенных: в лагпункте №10 (Ветлосян) - 545, лагпункте №12 (Боровая) - 341, в лагпункте №14 (Ыджыд Яг) - 294 и 8 лагпункте №16 (совхоз Ухта) - 637 (женщины). В 11-м лаготделений при нефтешахте №2 (п. Первомайский) - 858 заключенных.
За первую половину 1955 г. из лагеря досрочно и условно-досрочно освободились 1875 заключенных, в том числе отбывшие 2/3 срока наказания - 977, совершившие преступления в возрасте до 18 лет - 507 и неизлечимо больных - 485 чел. [69]. Таким образом, лагерь прекратил ciioe существование, оставив после себя целый промышленный комплекс и город, в котором сейчас живут более 100 тысяч чел.
47
3. Верхнеижемский ИТЛ (Верхижемлаг)
17 ноября 1941 по приказу НКВД № 001583. 17 июля 1942 по приказу НКВД № 0270. „TO™Tt>nhrTBa
Главное управление лагерей железнодорожного строительства.
п.Ухта Ухтинского района.
строительство тазового промысла и сажевых заводов у Д.Крутая. Численность з/к:    несколько тысяч чел.. НачГьники     Г.М.Ширшов с момента организации до закрытия лагеря.
Организован:
Закрыт:
Подчинен:
Дислокация:
Производство
4. Воркутинский лагерь
История Воркуты начинается с 1930 г., когда семилетние геологические исследования привели, наконец, к открытию профессором Черновым Воркутского угольного месторождения [70]. В 1931 г. детальная разведка месторождения продолжалась. Летом 1932 г. на правом берегу реки Воркуты Ухто-Печорским трестом (бывшая Ухтинская комплексная экспедиция ОГПУ) была заложена разведочная шахта №1/2 (Воркутский Рудник, до 1938 г. входивший в состав Усинского отделения Ухтпечлага). Структура лагеря в первый год его самостоятельного существования   выглядела   следующим   образом:   пять   отделений (Усинское, Еджыд-Кыртинское, Воркутинское, Котласское, Архангельское), лагпункты, командировки и подкомандировки, базы снабжения, пересыльные пункты. Затем вместо отделений были созданы три строительных района: в Воркуте, Инте и Еджыд Кырте. Сельскохозяйственные предприятия лагеря были на короткий срок выделены в самостоятельную структуру - "Райсельхозлаг" (приказ №336 наркома внутренних дел СССР 1939 г.), а затем опять подчинены сельхозотделу управления лагерем.
На средней Печоре были созданы несколько лесозаготовительных лагпунктов ("Среднепечорский лесзаг"), а лесозаготовительный лагпункт Курья был передан Усольскому лагерю НКВД СССР. Вследствие плохого качества леса и высокой себестоимости лесозаготовок были закрыты лесные лагпункты Сыня-Нырд и Сивая Маска. В 1938 г. в Воркутлаге насчитывалось 15141 заключенных и 1367 вольнонаемных, на 1 января 1939 г. -17913 заключенных (в том числе 8816 чел. работали в шахте -при плановой потребности в 10600 чел.). На 1 июля 1939 г. на Воркуте остались 15400 заключенных. Уменьшение списочного состава объяснялось массовым освобождением набора 1936 г. - в марте 1939 г освободились 2500 чел. Это был, пожалуй, единственный случай массового освобождения заключенных из Ухто-Печорских лагерей за все 30-е годы. Факт освобождения такого большого количества заключенных пока остается неясным [71].
Управление лагеря поставило перед подразделениям* задачу на 1939 г. - любой ценой сохранить контингент заключенных, поскольку нового поступления людей на Воркуту в 1939 г. не ожидалось. Взамен 2500 освобожденных прибыли 1249 чел. заключенных, но чрезвычайно
48
ослабленных. В их числе были 396 женщин и около 200 инвалидов-мужчин. Начальник лагеря капитан госбезопасности Тарханов распорядился сразу же отправить инвалидов на лагерную командировку в Адак. Такая практика была к этому времени уже обычной. Лагпункт Адак надолго становится чисто инвалидным. Никто из его обитателей обратно на волю не вышел... [72].
На 1 января 1941 г. численность заключенных возросла до 19080 чел. Продолжительность рабочего дня составляла 10 часов, а в шахте -8 часов. Но при необходимости рабочий день увеличивался до 12-16 часов. Л.М.Валлерштейн вспоминал, что летом 1938 г. на разгрузке барж в Адзьва-воме конвой задержал его бригаду и заставил отработать эще 8 часов без перерыва [73].
В 1940 г. а структуре лагеря было 21 подразделение: три рудника, Воркутинская железная дорога, санитарный городок, четыре базы, 7 сельхозов, Среднепечорские лесопункты, Покчинская судостроительная верфь - всего 26 лагпунктов, среднесписочный состав заключенных -12739 чел. (104% к плану). За год заключенными было выработано 6,1 млн чел./дней. При средней стоимости одного чел./дня 9 руб. 82 коп. (план - 8 руб. 94 коп.) доход лагеря составил около 60 млн руб. (поскольку Воркутлаг был все годы своего существования "предприятием" планово-убыточным, цифра дохода не должна вводить нас в заблуждение). Производительность труда заключенных выросла по сравнению с 1939 г. на 82% за счет более рациональной организации труда, применения машин и механизмов, повышения степени эксплуатации рабочей силы [74].
22 июня 1941 г. внесло свои коррективы и в деятельность Воркутла-га. По мобилизации в армию ушли 160 работников аппарата управления и инженерно-технических работников - начальники и главные инженеры шахт, строек, начальники отделов. 63 воркутинца пали на полях сражений, двое - В.И.Дончук и И.С.Гаврилов - стали Героями Советского Союза [75].
В третьем квартале 1940 г. началось строительство 11 новых шахт: № 2, 3, 4 (с узкоколейной подъездной дорогой протяженностью 7 км), 5, 6, 8 на Воркуте; шахт № 1,2,3 в Инте; шахт № 2 и 3 в Еджыд Кыртё (район средней Печоры). В административном отношении лагерь до октября 1940 г. относился к Ненецкому округу Архангельской области и подчинялся по-прежнему Главному управлению лагерей топливной промышленности НКВД СССР (с 1 октября 1941 г. - Главному управле--кию лагерей железнодорожного строительства).
В четвертом квартале 1941 г. изменилась структура управления лагерем: вместо трех строительных районов был создан отдел капитального строительства. В 57 лагпунктах и "польской" зоне на Воркуте уже насчитывалось около 30000 заключенных, основная масса которых (14000 чел.) поступила в лагерь в июне-августе 1941 г. [76].
По сообщению А.Куусинен, в декабре 1941 г. в Кожве разыгралась трагедия. Здесь собралось несколько тысяч заключенных, освобожденных по мобилизации в штрафные роты Красной Армии. Из-за страшной
49
скученности людей в палатках и бараках вспыхнула эпидемия дизентерии. По приказу из Москвы все заболевшие "воины" были расстреляны [П1 Р  списочный состав заключенных (з том числе занятых на основном производстве) в 1942 г. по всем подразделениям Воркутлага выглядел следующим образом [78]:
Всего В том числе на основноеи стоительства _
январь 1942 г. 21824 16156
февраль 20805 16123
март 20277 15726
апрель 20215 15487 _-------1
май 20312 15295                  ]
на 1 июля 22774 ?                   J -----—--j
на 1 декабря 26625
на 1 января 1943 г. 27647 ?
В 1943 г. в структуре Воркутлага насчитывалось 36 самостоятельных единиц -15 ОЛПов, 6 шахт, 9 сельхозов, 3 строительно-монтажные конторы, несколько геолого-разведочных партий и др. подразделения. Архангельское подразделение было ликвидировано в 1941 г., судостроительная верфь в Покче передана Северному железнодорожному лагерю (в 1942 г.), сельхоз Кедровый Шор - Инталагу (тоже в 1942 г.). Численность заключенных на 1 января 1943 г. составила 27647 чел. (прибыло 13300, убыло 14241, в том числе 5746 чел. в Инту), в том числе по Вор- • куге числились 17915 чел. (на 1 декабря 1942 г. - 20860).
Весной и летом этап за этапом прибывали "мобилизованные" немцы, окруженцы, каторжане и военнопленные. Прибытие нескольких тысяч "мобилизованных" позволило руководству лагеря полностью заменить ими рабочих-заключенных шахт № 2 и 4 (соответственно 971 и 559 шахтеров) [79]. Физическое состояние заключенных было неудовлетворительным. В бухгалтерском отчете лагеря за 1942 г. отмечался "рост заболеваемости на почве переутомления (в октябре все шахты работали без выходного дня) и недостаточного питания". В результате по шахте №1 за сентябрь количество больных составило 85 чел., за октябрь -123, ноябрь - 154, декабрь - 240 чел. ежедневно. По шахте №3 - соответственно 61, 83, и 108 чел., по шахте №8 - 127,143, 199, 204 чел., по шахте №2 - 81, 93, 96, 100 чел. Другая причина заключалась в том, что по приказу начальника Воркутлага №182 питание заключенных было резко уменьшено - с 3 руб. 02 коп. до 2 руб. 35 коп. (стоимость среднесуточного рациона питания на одного человека а целом по лагерю).
У подземных рабочих уменьшение составило с 3 руб. 68 коп. до 2 руб. 56 коп. (для выполнявших норму на 100% и более). С 1 ноября нормы питания пришлось еще раз сократить - по рыбопродуктам на 50%, мясным продуктам и жирам - на 20%. И хотя по приказам начальника Воркутлага №611 и 714 паек горнякам ведущих профессий был
50
несколько увеличен, к концу года 11,8% списочного состава заключенных попали а больницы, вследствие чего нормы питания больным были несколько увеличены. "Так зачем же их было уменьшать?" - спрашивали составители отчета.
В результате хронического недоедания резко увеличился производственный травматизм: если за третий квартал 1942 г. было отмечено 267 травм, то за четвертый - уже 320 случаев. 15798 заключенных (из 17915 списочного состава по Воркуте) жили в палатках и бараках со сплошными нарами. Лишь 518 чел. (ударники труда, мастера угля, часть инженерно-технического персонала из числа заключенных) жили в бараках с вагонной системой размещения. В среднем на одного заключенного приходилось 1,05 кв.м жилой площади (при санитарной норме 2,0 кв.м).
Нормальной работе мешали и другие факторы: высокая текучесть основной рабочей силы - заключенных, неудовлетворительное снабжение (так, с середины мая до 10 июля 1942 г. добыча угля по этой причине не производилась вовсе, а заключенные были "переуступлены" Печорскому железнодорожному лагерю и использовались на ремонте железнодорожных мостов, погрузочно-разгрузочных работах и т.п.). Затем, когда поступили необходимые материалы (в первую очередь взрывчатка), шахты № 1-6 и 8 выдали на гора 705739 т угля, что и составило 94% к годовому плану добычи.
А перерыв в снабжении объяснялся просто. Железная дорога Котлас - Воркута, о необходимости которой твердили большевики, свершилась. 28 декабря 1941 г. в Воркуту пришел первый поезд. Но до начала июля движения по этой дороге не было, o;ia "поплыла", не выдержав первого испытания первой в своей истории весны..., что и было зафиксировано бухгалтерами Воркутлага - ее первыми Несторами-летописцами.
Воркутинский промышленный район наращивал объемы производства, росла добыча угля, строились новые шахты и промышленные объекты. В это время начинает сказываться чрезмерная нагрузка лагеря и производства на внешнюю среду. Оленеводы - ненцы и коми-ижемцы -были вынуждены менять традиционные маршруты передвижения оленьих стад в обход зон, огражденных колючей проволокой. Участились оленьи эпизоотии, вызванные загрязнением хрупкой природы тундры отходами лагеря, работники лагерной администрации грубо вмешивались в традиционный уклад жизни северных народов. Архивные фонды содержат немало документов - жалоб, докладных записок местных органов в Сыктывкар, властей Коми республики в Москву о неблагополучной ситуации в отношениях Воркутлага с местным населением. Но никаких конкретных мер не принималось. Шла война, и было не до экологических проблем. Но, видимо, не все местные жители пассивно ожидали помощи от властей. Были и очаги вооруженного сопротивления. Так, в годовом бухгалтерском отчете лагеря за 1943 г. содержится отдельной строкой статья расходов "по содержанию истребительных отрядов по ликвидации банды в районе Красной губы" [видимо, Карской -НМ,} на сумму 124 тыс. руб. [80].
51
В конце первого квартала 1943 г. к лагерь пришли этапы мобилизованных немцев, затем в мае - июне - дополнительные контингента немцев и "окруженцы". Летом 1943 г. появляется новая категория рабочей силы - каторжане. Да, товарищ Сталин по поводу победы под Сталинградом даровал советскому народу новую советскую каторг, возродив тем самым давнюю российскую традицию карательной политики самодержавия в самой отвратительной форме. Люди, осужденные на каторжные работы, использовались на самых тяжелых работах, содержались в самых тяжелых условиях. Они постоянно были закованы в кандалы и цепи.
Списочный состав заключенных Воркутлага в 1943 г.:
1.01.1943 1.04.1943 1.07.1943 1.09.1943 1.01.1944 27793 26115 26514 26084 26973
30 сентября 1943 г. рабочий поселок Воркута стал городом респуб-1 ликанского подчинения. "Воркута постепенно разрослась, стала ropo-1 дом, - пишет в своих воспоминаниях А.Куусинен, - правда, основное [ "население" содержалось в зонах за колючей проволокой. В каждой зо-1 не было 15-20 бараков, в каждом содержалось по сто, иногда по двести f чел." [81]. Утром шахтеры-заключенные получали по миске овсяной ба- \ ланды, вечером - жидкий суп и 800 граммов черного хлеба. Ни картош- [■ ки, ни овощей не было и в помине. Не выполнявшие норму получали | "штрафной паек", который состоял из 200 граммов хлеба. Подъем был в X пять часов утра, до шахты из зоны надо были идти по два - три кило- \ метра. С 8 утра до 20 часов вечера продолжалась смена. Трупы шахте-': ров, погибших при авариях и несчастных случаях (за второй квартал =: 1943 г. было 442 аварии на шахтах, за третий квартал - 616, за четвер-1 тый - 960 - И.М.), вывозили в тундру и зимой не хоронили, а просто ос-1 тавляли под снегом [82]. I
Часто составляли списки заключенных, отправлявшихся на обслу-1 живание железной дороги Кожва-Воркута. "... "Списочных" на ночь запи-1 рали, - свидетельствует А.Куусинен,- хотя у них не было никакой зоз-j" можности избежать этой работы. Мало кто из них возвращался в лагерь | Оставшиеся в живых рассказывали страшные вещи. Кормили плохо |: больными никто не занимался. Упадешь, ослабев, и не сможешь под-р няться - тут же пристрелят. Трупы укладывали вместо шпал - древесины| не хватало..." [83]. \
1 октября 1943 г. в Воркуте открылся свой лагерный театр. Проекта-1 рование здания (бывший поселковый клуб) было осуществлено за два! месяца, строительство - за три. На стройке трудилась, по воспоминачи-/-ям старожилов, вся Воркута. Автором проекта здания театра был архи-Г тектор В.Н.Лунев. Параллельно шла работа над постановкой первого?; спектакля (художественный руководитель - Борис Аркадьевич Мордзи-f-: нов, в долагерном прошлом - главный режиссер Большого театра в Мо| скве) - оперетты Кальмана "Сильва". Шаг за шагом подбирали музыкантов оркестра, исполнителей, готовили декорации и костюмы. Не был<к
нотного материала к оперетте - Наталья Ивановна Глебова, бывшая актриса Ростовского музыкального театра, за три дня напела на память всю оперетту, а концертмейстер А.К.Стояно записал мелодии и наиграл их на фортепьяно. Через несколько дней была готова оркестровка...
"Вот и день открытия театра, - вспоминает В.Н.Лунев. -Зрительный зал полон. Гаснет свет, в оркестре появляется дирижер, взмах палочкой - и раздаются первые звуки увертюры... Акустика прекрасная! Медленно раздвигается вишневый плюшевый занавес... Мы сами себе не верим, что все это видим и слышим. У нас на глазах слезы..." [84].
Сколько прекрасных людей работали в этом театре! Замечательные актрисы оперетты - Вера Пясхевская и Елена Волошина, драматические актрисы Корнелия Рутковская, Елена Михайлова и Галина Секлярская, изумительные солисты Борис Дейнека, Теодор Рутковский, Борис Козин и Виталий Головин... В театре работали также известный драматург Алексей Каплер, исполнительница русских песен и романсов Татьяна Лещенко...
В 1944-1945 гг. Воркутлаг вышел на двухмиллионную отметку добычи угля. Работали 13 шахт, 11 сельхоэов, два рудоуправления, транспортное, дорожностроительное и шахтостроительное управления, множество более мелких производственных и обслуживающих единиц, собственный лагерный театр, агитбригады и т.д. В основном сложился новый промышленный район лагеря - шахты Хальмер-ю. Около 50000 заключенных содержались в 36 лагпунктах, 16 подкомандировках и Кож-винской группе лагподразделений. В жилых зонах насчитывалось 59 кухонь, 34 столовые, 45 бань-прачечных, 47 дезинфекционных камер, 48 камер хранения личных вещей заключенных, работали 36 ларьков, 48 парикмахерских [85]. Состав рабочей силы усложнился [86]:
1.01.1944 г. 1.01.1945 г.
'Заключенные 25325 29953
Каторжане 494 9036
Мобилизованные 6873 6631
Окруженцы 939
Вольнонаемные 7651 10223
Итого: 41282 55843
Более точную картину изменений в численности рабочей силы Воркутлага дает поквартальная сводка за 1944 год: [87].
кварталы
1 2 3 4
Заключенные 22556 23328 25959 37131
Мобилизованные 5658 5898 6040 6633
Вольнонаемные 5377 6194 6857 10358
Всего: 33591 35425 38856 54122
53
За 1944 г. прибыли: 11781 заключенный, 10505 каторжан и 154 мобилизованных немцев, убыли: 7131 заключенный, 1963 каторжанина и 396 мобилизованных. Каторжане работали не шахтах № 2, 5, 6,7, 8,9,10,11, в строительной конторе первого рудоуправления на Пред-шахтной, строительстве нового кирпичного завода №2 и шахты №17. На шахтах № 6, 7, 9, 11 "дают хорошую производительность труда", - бесстрастно отмечалось в бухгалтерском отчете лагеря за 1944 г.
А за всем этим - люди, люди, люди... Казалось бы, какое отношение к судьбам советских людей имел визит генерала де Голля в Москву з 1944 г.? Госпожа Отт, работавшая по найму во французском посольстве в Москве, ревностная католичка, с трепетом ожидала приезда знаменитого генерала - представителя сражающейся Франции. И когда генерал пожелал послушать мессу в католическом костеле в Москве, "кагэбисты" срочно привели в порядок загаженный ими храм, откопали в каком-то лагере пастора... Госпоже Отт этого показалось мало. По своей инициативе она украсила помещение ветками и свечами. Это "кагэбисты" еще вытерпели, но когда она притащила в здание шикарное кресло и коЕер. они не выдержали такого выражения чувств к представителю дружест- | венной и союзной СССР державы. |
После торжественного отбытия генерала из Москвы госпожа Отт | была арестована вместе с дочерью и отправлена на Лубянку (из окон | которой, кстати, и сейчас можно видеть тот самый католический костел | святого Людовика). 19-летняя дочь не выдержала пыток и сошла с ума, | мать отправили на Воркуту. Мало того, в Победном 1945-м в повержен- I ном Берлине бдительные органы достали и подругу госпожи Отт - баро- | нессу Клодт (дочь известного скульптора Клодта, чьи кони на Аничковом щ. мосту в Санкт-Петербурге и посейчас несут на себе отметины немецких I осколков времен блокады), конечно, арестовали ее и также отправили | на Воркуту. Госпожа Клодт была освобождена только по причине неиз- | лечимо тяжелой болезни...
Архивные документы Воркутлага за 1944 г. позволяют взглянуть на его деятельность именно в этом году с несколько иной точки зрения, в несколько необычном ракурсе. Прежде всего в этом году ощущался острый кризис снабжения. Не хватало буквально самого необходимого, даже бумаги. Делопроизводственные документы составлялись на чем попало - оборотной стороне старых документов, обрывках технической бумаги, текущий учет рабочей силы производился даже на фанере... Годом тяжелых испытаний стал 1944-й для лагеря... Таких погодных условий старожилы Воркуты не помнили с 1939 г. Небывало суровая зима, дождливое лето, ранние заморозки в августе нанесли серьезный удар по кормовой базе лагеря, сократив ее в два раза против 1943 г. Несмотря на огромные усилия воркутинских сельхозов и подсобных хозяйств подразделений (57 бригад и 180 звеньев полеводов внесли в почву 50 тыс.т органических удобрений против 18 тыс.т по плану, засеяли 1081 гектар посевных площадей), ненастная погода свела на нет все расчеты на выполнение плана сельскохозяйственных поставок.
54
1 августа заморозки убили посевы картофеля в сельхозах Новый Бор и Харьяга, и даже организация круглосуточной дымовой завесы на полях не принесла результатов. Урожайность картофеля, овощей и турнепса составила всего 50 Ц с га. Все девять сельхозов Воркутлага дали 4G47 т овощей. Сократилось поголовье крупного рогатого скота и оленей. "Оленьсовхоз" имел 10576 голов вместо запланированных 12999. Более того, 1000 голов молодняка крупного рогатого скота по приказу наркома внугренних дел были отправлены в освобожденные от немецкой оккупации районы. В результате снабжение Воркуты катастрофически ухудшилось. "Были дни, когда Воркута имела запасы муки буквально но один день, - отмечалось в бухгалтерском отчете Воркутлага за 1944 г.. - по нескольку недель в питании заключенных полностью отсутствовали жиры и мясо, которые заменялись мойвой, навагой. Весь июнь не было мыла. Лишь со второй половины октября Управление снабжения Гулага организовало бесперебойное снабжение Воркуты".
Эта события не только вполне определенно характеризовали систему функционирования лагерей, но и показывали одну очень важную, на наш взгляд, ее особенность. Только один пример. Известно, что по приказу НКВД СССР №00167 начальники управлений лагерей должны были создать трехмесячный запас продовольствия на случай "непредвиденных" ситуаций. На Воркуте такой запас был создан ... в декабре 1944 г. Следовательно, мы имеем дело либо с преступным отношением к выполнению приказов определенной военизированной организации, либо с преступным отношением к основной рабочей силе лагерей - заключенным. И если за невыполнение приказа начальник мог отделаться выговором или "постановкой на вид", то за преступное отношение к заключенным ему ничего не грозило (как бы не наоборот! Могли и поощрить...). Если сам лагерь своими силами не мог обеспечить себя продовольствием, надо было рассчитывать на помощь извне - со стороны других лагерей и гражданских организаций. Содержание лагерей (в том числе и в Коми АССР) было делом всенародным.
В отчете Воркутлага перечисляются основные пункты отгрузки продовольствия в его адрес: Дальний Восток, Мурманск, Астрахань (видимо, мойва и навага, кильки и акулье мясо), Краснодарский край, Горьковская область (город Чкалов), Сыктывкарский мясокомбинат, Сыктывкарская база Маслопрома.
Коми АССР должна была дать Воркутлагу 1065 т овощей (из 12 тыс.т, необходимых на 1944-1945 гг.). Правда, бедная Коми республика смогла дать только 300 т. Судя по расшифровке к форме №3 "Отчета" (получение и передача товарно-материальных ценностей и других оборотных средств за 1944 г.) Воркута была тесно "повязана" с 12 лагерями з Коми АССР и за ее пределами, 11 тюрьмами и 7 пересыльными пунктами. Среди них по объему деловых отношений на первом месте стояли: Северный, Печорский, Омский, Волжский и Камский лагеря; Кировский пересыльный пункт; Белгородская, Молотовская и Краснопресненская тюрьмы. К внешней стороне деятельности лагеря относилось и урегулирование различных спорных вопросов взаимоотношений с дру-
55
гими организациями и учреждениями Этим занималось юридическое бюро управления Воркутлага. Бюро проводило большую по объему работу (данные на 1.01.1944 г.):
число судебных дел: возникло судебных дел: -разрешено судебных дел: остаток:
сумма претензии: 135    1393 тыс. руб.
392 4678 -"-374 5164-"-153    907-"-
В 1945 г. в структуру Воркутлага входили следующие крупные подразделения, имевшие собственные балансы хозяйственной деятельности:
По приказу начальника комбината "Воркутуголь" генерал-майора Мальцева № 038 в апреле 1950 г. было создано Управление лагерей Полярного Урала ("Полярно-Уральское управление Воркутлага"). Оно состояло из пяти геологических партий, в составе которых работали около 1000 заключенных и спецпоселенцев. Управление осуществляло руководство строительством Харбейского молибденового рудника (более 200 заключенных, годовой объем работ - 10 млн руб.), шоссейной дороги от станции Полярный Урал (железная дорога Чум - Лабыт-нанги) до Харбея, геологическими изысканиями в новом Хальмерюс-ском разведывательном районе. Начальником управления был назначен Коновалов, начальником отдела кадров - Абрамов.
По-прежнему главной рабочей силой Воркутлага были заключенные. Они составляли 74,8% общей численности работников и 75,8% рабочего фонда комбината "Воркутуголь", в том числе на шахтах и промышленных предприятиях - 76,8% рабочих и 57,1% служащих. В лесозаготовках, погрузочно-разгрузочных работах, капитальном ремонте их доля составляла от 80 до 83%, в сельском хозяйстве и на транспорте - от 60 до 63%. При стоимости одного отработанного заключенным чел./дня 11 руб. 37 коп. и общем количестве рабочих дней-выходов на одного рабочего в среднем по всем категориям рабочей силы 295 дней (по заключенным) каждый из них выработал продукции на сумму 3354 руб. 15 коп.
Рудоуправление №1-2 Предприятия Северного района Дорожное строительство Механический завод Пересыльный пункт Строительная контора №4 Кожвинское отделение Леспромхоз Лемью Совхоз "Харьяга" Совхоз "Кочмес" Совхоз "Усинский" Оленьсовхоз Совхоз "Сейда" Театр
Шахты №1,5, 6, 8,40
Предприятия Западного района
Промышленио-гражданское строительство
Автотракторная колонна
Управление строительных материалов
Энергокомбинат
Краснодарская заготконтора
Совхоз "Новый Бор"
Совхоз "Медвежка"
Совхоз "Горняк"
Совхоз "Лёк - Воркута"
Совхоз "Заполярный"
Совхоз "Северный"
Совет спортобщества "Динамо".
56

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.