пятница, 23 мая 2014 г.

4 Н.А.Морозов ГУЛАГ в Коми крае 1929-1956

ми по часу и больше. Случалось, что укладывали лИцом в снег. Им было хорошо на морозе за сорок в теплых полушубках и катаных валенках. А каково приходилось нам в сырых, непросыхающих бушлатах (в них мы и спали на нарах в бараках) и кордовых чунях, превратившихся в твердую кость, с примерзшей к ноге дырявой портянкой", - вспоминал один из заключенных 7-го ОЛПа Морозов А.С.
Какой была одежда заключенных? В одном из архивных документов приводится список вещевого довольствия заключенных Инталага:
Виды довольствия     Стоимость (в руб.)      Сроки носки (год)
Брюки ватные 77 1.5
Брюки летние 39 1
Ботинки кожаные 94 1
Бушлат
171 2
Валенки 160 2 f
Гимнастерка 61 1 I
Кальсоны 31 9 месяцев [
Телогрейка 96 2 -"- |
Рубаха нательная 32 9 -"- [
Шапка-ушанка 45 2 " Матрац
58 4 -"-32 2 -■-
89-30 5 -"-
59 2 -"-7 3 -"-12-40 1 -"-7-50 1 -"-
Наволочки (2) Одеяло Простыня Портянки Полотенца(2) Рукавицы
f
Итого, с учетом износа, общая стоимость вещевого довольствия од-I ного заключенного равнялась 740 руб. 94 коп. Таким образом, имущест-1 во заключенным полагалось внушительное. При этом надо учитывать, | что выдача вещдовольствия "первого срока носки" считалась роскошью. | Чаще всего выдавалось довольствие, уже бывшее в употреблении. К I этому следует прибавить обязательную прожарку в дезкамере каждые 1 десять дней, отсутствие спецодежды для работы на производстве. В | итоге, экипировка заключенного была довольно жалкой, особенно с уче- ( том сурового северного климата. Но и это только в том случае, если не | украдут, а иногда и попросту не отберут "блатные", которые занимали в | лагере главенствующее положение. Большой проблемой для лагеря | был "промот вещдовольствия". В правилах внутреннего распорядка ла-| геря было сказано: "... за промот выданных и числящихся на арматур-: ной книжке вещей, каждый заключенный несет материальную и админи- f стративную или уголовную ответственность". Несмотря, на столь грозное f предупреждение, а также принимаемые администрацией меры с (удержание стоимости промотанного вещдовольствия в десятикратном | размере, привлечение к уголовной ответственности) это явление было f
84
повсеместным. Например, на одном только ОЛП №6 за август 1946 г. промст вешдовольствия составил 2882 руб. Заключенные Сулейманов, Цанк, Поваляев и Решетник преднамеренно продали вновь полученные брюки, гимнастерки и тюфячные наволочки первого срока, рассчитывая на получение новых. Подобных примеров множество.
"Досугом" заключенных по-прежнему занимался культурно-воспитательный отдел. Почти во всех ОЛП были оборудованы "культуголки", в которых для заключенных проводились различные мероприятия, в основном пропагандистского характера (беседы, политзанятия, прослушивание радиопередач). При культуголках действовали кружки художественной самодеятельности. Проводились даже общела-.ерные смотры, а также стенных газет лаготделений. Кроме стенной печати существовала и общелагерная газета "Производственный бюллетень" - орган КВЧ управления Интауголь МВД СССР (редактор - начальник КВЧ - Ю.Блудау).
В лагере активно работал ансамбль песни и танца при КВО лагеря. В его составе было 67 заключенных, режиссер - заключенный Н.Печковский, музыкальный руководитель - тоже заключенный -А.Ордынец. "Производственный бюллетень" в одном из своих номеров сообщал, что ансамбль в августе 1946 г. подготовил и показал оперу (!) "Паяцы" на музыку Леонкавалло. Заработок руководителя ансамбля был мизерный, всего 150 руб. в месяц, но работали не за деньги, радовались возможности заниматься любимым делом. На содержание ансамбля уходило 27,5 тыс. руб. в год. Однако в те времена было престижно иметь в лагере "крепостной театр", которым обычно хвастались руководители лагеря перед заезжим высоким начальством. А для заключенных-актеров творчество позволяло в нечеловеческих условиях остаться личностями, остаться людьми.
Одной из тяжелых реальностей лагеря было вынужденное постоянное общение политических заключенных с так называемыми "социально близкими элементами" - урками. О политических говорили как о "социально чуждых", враждебных. Поэтому разнузданные, невежественные, ленивые и подкупные, склонные к кровавым дракам и грабежам уголовные главенствовали над политическими заключенными. У них была своя психология, свое понимание чести, своя иерархия и дисциплина. Так, "законники", то есть живущие по воровскому закону, не должны были работать на общих тяжелых работах, а соглашались лишь на ту, которая принесет им пользу или власть. И администрация, как социально близким, шла им навстречу, назначая обычно бригадирами, старшими нарядчиками, каптерщиками и т.п. А труд на строительстве, на шахте и вообще на производстве ложился на плечи политзаключенных и "бытовиков"
Нелегко давался горняцкий "котел", но не менее изнурительным был труд на других производствах. Б. Рутковский, работавший в лесопильной бригаде при ДОКе, вспоминал: 'В потемках уходили мы на работу и в потемках возвращались... Работа заключалась в подтаске досок к пилораме в течение 9 часов безо всяких перерывов. Кроме того, нас часто
s5
брали на очистку и ремонт вагонов. Это был каторжный труд и часто мы без сил лежали на дне вагонов, не в силах подняться..." [122].
В 1948 г. закончился третий период в истории Интинского лагеря. Инталаг в эти годы вырос в численном отношении - значительно увеличился спецконтингент, в его состав был включен ряд новых подразделений (управление "Щугоруголь", Кожвинское отделение). К этому времени работали 10 шахт.'ТЭС, кирпичный, шлакоблочный и ремонтио-механический заводы, ДОК. В общем, Инталаг занял прочное место в системе хозяйственных связей ГУЛГМП МВД СССР.
Говоря словами А.И.Солженицына, это были "годы натужные и налитые". Менялся состав лагнаселения - стало больше военнопленных, людей с оккупированных территорий, власовцев, участников вооруженной борьбы из западных районов страны. Это имело далеко идущие ■последствия. Старыми методами управлять этой массой стало трудно, так как сопротивление становилось более организованным. И эти изменения привели к последней по счету реорганизации сталинской системы "истребительно-трудовых" лагерей - созданию особых лагерей для политических заключенных.
Шел июль 1948 года...Строились на всех семнадцати лаготделениях - от Кожвы и Еджыд Кырты до Кожима и Абези, от Кедрового Шора до Кочмеса. Так, в сентябре 1948 г. закончилось строительство пяти новых бараков в Еджыд Кырте на ОЛП №17. Сюда этапами ушла часть заключенных с рудника Кожим (ОЛП №12). Возросли внутрилагерные переброски заключенных (своего рода "эквивалент" текучести кадров), ведь было приказано уголовников передать в общий лагерь, а политических -а Особый. Так, 13 сентября второму рудоуправлению были переданы 1842 заключенных 2-го ОЛПа, да 312 - 3-го, 804 - 6-го, всего около 3000 чел. Конечно, при такой "перестройке" всего уклада лагерной жизни не обходилось без эксцессов, поэтому вполне понятно решение лагерной администрации (24 июня 1948 г.) вновь организовать штрафное отделение для непокорных зэков.
Вот почему в 1948 г. комбинату Интауголь отчитываться перед Москвой было особенно нечем. В первой половине года сверх плана было добыто всего 9.5 тыс. т угля - смехотворно мало. В июле-августе темпы работ значительно снизились, и лишь коллектив шахты №1 (начальник -Гутман, бывший зэк) дал сверх плана за 8 месяцев года почти 30 тыс. т угля. Из десяти шахт четыре были в глубоком прорыве.
Летом 1948 г. Инталаг был ликвидирован и на его базе создан Особый лагерь №1 "Минеральный".
В 1949 г. в комбинате "Интауголь" работали 13 шахт, 2 строились. Было сдано в эксплуатацию 6678 кв.м жилья, на каждого жителя приходилось 5,6 кв.м жилой площади. Построены два продовольственных и един промтоварный магазин, 4 буфета и один киоск. Началось строительство деревянных тротуаров (в Воркуте уже были и асфальтовые).
В этом году пережила свою вторую трагедию Прибалтика. Десятки тысяч литовцев, латышей и эстонцев подвергались высылке в Сибирь и на Крайний Север. В вагонах для скота (8 лошадей или 32 солдата, или
86
коммунизма [123].
В 1949 г. отдел труда и заработной платы комбината "Интауголь" впервые подсчитал общую численность работающих на предприятиях комбината. Получалась следующая картина: в 1947 г. - 1101 вольнона-з^ный и 12514 заключенных, в 1948 г. - 922 вольнонаемных и 10965 заключенных, в 1949 г. - 943 вольнонаемных и 11096 заключенных.
На I ноября 1949 г. заключенные были заняты:
Виды работ Количество в т.ч. Выполнение норм (%)
з/к 5122™ сдельщиков
На эксплуатации 3079   _1 108
Ла капстроительстве 2747 2227 87
\\пг.ч. земляные работы [_244 75
на подсобно-вспомогательных 4306 2984 104
Всего по комбинату 12175 8300 101
В мае 1950 г. в Интинском лагере насчитывалось 14105 заключенных, а с учетом лагпунктов, расположенных за пределами Инты, - 18000 чел. К общему режиму относились следующие подразделения:
ОЛП №6 (складское хозяйство Инты), ОЛП №7 (при шахте №9), ОЛП №8 (при ТЭЦ и шлакоблочном заводе, который, кстати, был пущен в эксплуатацию 15 июля 1948 г.), ОЛПы №9,10,15 а также центральные пошивочные мастерские отдела интендантского снабжения в Инте и подсобные хозяйства лагеря в Еджыд Кырте (на Печоре). Характерно, что большая часть заключенных общего режима (1685 чел.) были заняты на подсобно-вспомогательных работах, а большая часть заключенных Минлага - на основных производствах. Что в общем-то и неудивительно, ведь уголовники продолжали оставаться "социально-близкими" !■ сталинскому режиму. Не работали по общему лагерю 454 заключенных (7% списочного состава), в том числе госпитализированных больных - 236 чел., временно освобожденных от работ - 73, в оздоровительных пунктах - 95, не работающих по иным причинам - 159 чел. Актированных инвалидов 3-й категории и не работающих по старости насчитывалось 103 чел. Из числа работающих: мужчин - 5174, женщин - 650 ^ел. Из числа неработающих - соответственно 666 и 50.
Происходили перемены в организации труда заключенных. Была введена заработная плата (приказ МВД СССР № 00273 от 29.04.50г.). Питание, вещевое довольствие заключенных переносились в денежную часть сметы доходов и расходов лагерей. Это был очень серьезный шаг. С 16 июля 1950 г. вводились должностные оклады и тарифы для заключенных, естественно, с учетом понижающего коэффициента. Всего по общему лагерю на зарплату были переведены 4924 чел , занятых на основных работах%и 900 чел. из хозлагерной обслуги (71% от списочного состава лагеря). Конечно, зарабатывали заключенные немного - в
среднем 387 руб. в месяц, да на руки выходило гораздо меньше. Например, за IV квартал этого года лагерникам ОЛП №6 было зачислено зарплаты 1265200 руб., выдано же на руки только 399100 руб, (, щул-мерно на 1000 заключенных) [124].
История лагеря - история Человека... Адарич Евгений Петрович, 1905 г. рождения, уроженец Минской губернии, белорус, образование высшее, работал аспирантом кафедры биохимии Минского медицинского института. Арестован 7 сентября 1933 г. и 9 августа 1334 г. осужден судебной коллегией ОГПУ по статье 58/4, 58/6, 58/11 к 10 годам лагерей. 27 февраля 1934 г. прибыл в поселок Чибью из Вятки. 10 ноября этапирован в Усть-Воркуту, работал хирургом отдельного лагпункта сан-городка. С 1 декабря 1935 г. - врач рудника №1 Воркуты, а с лета 1936 т. - зав.стационаром лагпункта Судострой (д.Покча). Летом 1937 г. направлен врачом Щугорского рудника (в распоряжение начальника лагпункта Кортунова). Осенью 1939 г. отправлен этапом в лагпункт Адак, в феврале 1940 г. - в лагпункт сельхоза Кочмес, через год в лагпункт №1 рудника Большая Инта. 12 сентября .1943 г. - освобожден из заключения по отбытию срока...
52% списочного состава заключенных (или 8890 чел.) были заняты на основном производстве и в строительстве. В Абези работали лишь 4.5% заключенных (600 чел.). На один отработанный чел./день приходилось 25 руб. выработки, на питание уходило 7 руб. 34 коп. Но зарплату получали всего лишь 4493 заключенных (26.4% списочного состава). По уровню зарплаты заключенные делились на три большие группы: высшую, среднюю и низшую. 49 чел. получали от 750 до 1000 руб. в месяц, 116 - от 500 до 700 руб., 1607 - от 150 до 500, 2700 - от 50 до 150 руб.
В управлении лагеря были заняты 1863 чел. (900 чел. в Инте и остальные в Абези). В охране числилось 1068 чел. (462 офицера, 606 рядовых и сержантов), 40 сторожевых собак. Кроме того, в подсобном хозяйстве управления были 16 лошадей, 27 коров и 3 свиньи. В хозла-. гобспуге насчитывалось 704 заключенных. Болели 340 ззков, в том числе 201 - стационарно. И еще было 13 водокачек, 25 автомашин, 32.5 км зон ограждения, 650 столбов с лампочками освещения зоны.
Поскольку в 1951 г. освобождалось значительное число заключенных, осужденных в начале войны ("окруженцы"), по вечерам они могли получать гражданскую профессию на 2-4-месячных курсах профтехобразования; курсы готовили машинистов электровозов, врубовых машин, горных мастеров, шахтных электрослесарей. 8 1951 г. их посещали 1160 чел.: 680 - с отрывом от производства и 480 без отрыва от производства. Кроме того, 112 чел. посещали школу рабочей молодежи, организованную в 1945 г. [125].
Административно-управленческий персонал составлял 50 чел. специалистов и 186 работников охраны. В хозобслуге насчитывалось 167 чел. Категорийный состав заключенных [126]:
83
начале года конец года
1-я категория            34.8% 70 7%
'2-я категория            10.0% 144%
3-я категория            3.0% 41%
4-я категория            1.5% 97%
5-я категория            0.7% Yl%
Весной 1953 г. в Инталаге насчитывалось 11410 заключенных и 1078 спецпоселенцев (числившихся в штате комбината Интауголь). Поначалу "п количество лагподразделений осталось тем же. Но перемены обрушились, как лавина. 8 марта Совет Министров СССР принял постановление о передаче предприятий Печорского угольного бассейна МВД СССР в Министерство угольной промышленности СССР. Подразделения железнодорожных и лесозаготовительных лагерей передавались соответственно Министерствам путей сообщения и лесной промышленности. В октябре 1953 г. был ликвидирован лагерь в Еджыд Кырте, сельхоз Кедровый Шор вместе с лагпунктом перешел в распоряжение Печорского речного пароходства. В октябре 1953 г. лечебные и детские учреждения Минерального лагеря были переданы на баланс комбината Интауголь. Дети заключенных (33 чел.) были отправлены в детские до-мг Межадора и Куратозо.
После июльских событий и расстрела верхушки МВД СССР была • объявлена амнистия в лагерях. Освобождались не политические, а уголовники, причем большинство из них переводилось на спецпоселение. Те, кто имел поражение э правах, не мог выехать за пределы Инты. Освобождавшиеся политические отправлялись в административном порядке з Красноярский край, Среднюю Азию, на Алтай - тоже на вечное поселение, В Инте за 1952 г. - январь 1953 г. освободились и были закреплены в комбинате Интауголь 254 заключенных общего и 965 - особого режимов. Итого -1109 чел. За 1 квартал было закреплено за комбинатом 254 освободившихся заключенных, выбыло за пределы Инты с разрешения Халеева и Козлова - 56 чел., по болезни и смерти - 21 чел. [127].
Население поселка Инта в то время состояло из 40 тыс. чел. Экономическую основу его жизнедеятельности составляли: предприятия промышленности (шахты), транспорта, строительства, энергетики, связи, жилищно-коммунального и бытового обслуживания, здравоохранения, просвещения (26 школ) и культуры.
Бытовую основу составлял жилой фонд четырех поселков вольнонаемных (Верхняя Инта, Восточный, Западный и Центральный) и девяти лагерных подразделений - всего около 80 тыс. кв.м жилья - главным образом, б бараках и "финских домиках", а также в 15-ти кирпичных домах.. Отдельная квартира была заветной мечтой - 1600 чел. вольнонаемных проживали а 90 бараках и общежитиях, причем только три общежития размещались в кирпичных домах. Естественно, что в домах определенного уровня удобств проживали 200 чел. начальствующего состава с домочадцами - главным образом на улицах Полярной и Кирова.
89
Политическая надстройка состояла из 828 коммунистов, собранных е 25 парторганизациях, "передаточных ремней", (пионерская, комсомольская и профсоюзная организации) и Советов (5 поселковых и 5 сельских). 17 декабря 1950 г. состоялись первые "выборы" в Интинский поселковый Совет, на которых победу одержал, конечно же, нерушимый блок коммунистов и беспартийных. "Слова горячей любви и благодарности к большевистской партии, - писала газета "Искра" 20 декабря 1950 г., - родной советской власти, великому Сталину не сходили с уст избирателей..."
Осуществление властных полномочий подчинялось в общем-то известной тогда формуле: "Здесь вам не власть советская, а власть соловецкая!" и было основано на всевластии МВД- МГБ.
После смерти Сталина монолитное единство коммунистов как особой группы, спаянной железной дисциплиной и круговой порукой, общностью номенклатурного происхождения и мировоззрения, образов жизни (привилегии, льготы, кастовость), дало глубокую трещину. Уже в апреле 1953 г. в партком комбината ушли коммунисты-производственники лагеря, разделив некогда единую организацию на две части: 9 парторганизаций (484 чел.) остались в Минлаге, 8 вошли в состав парткома комбината (340 чел.), 7 стали объединенными, одна -территориальной, 16 парторганизаций ушли в Кожвинский райком КПСС (а это 319 коммунистов), одна - в Ухтинский и одна - в 15-й отдел охраны. А в 1954-1955 гг. прошел обмен партбилетов, сопровождаемый не всегда приятными для членов партии сюрпризами.
Кроме того, в связи с амнистией заключенных, по Указу Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г., и уменьшением их количества закономерно произошло и сокращение аппарата управления Минлага -страшно сказать, аж на целых 18 человек ! И к июлю 1953 г. сложилась такая картина: 60 коммунистов работали в управлении лагеря, 79 - в отделе режима и оперативной работы лагеря, 94 - в Абезьском лаготделений (11 тыс. заключенных), 22 - в первом, 28 - во втором, 22-е третьем, 21 - в четвертом, по 24 - в пятом и шестом, 14 - в седьмом, 20 -в восьмом, 14 - в Щугорском, 19 - в Кожимском и 4 - в Кедрово-Шорском лаготделениях.
Да еще к досаде интинской партийной номенклатуры политодел Минлага был передан из подчинения ГУЛАГу в подчинение политчасти Тюремного управления МВД СССР. Досада усиливалась еще и тем обстоятельством, что новое начальство стало пробивать идею о постановке на партийный учет в политотдел Минлага партийцев и комсомольцев Речного лагеря Воркуты! Это вызывало глухой протест и активную бюрократическую переписку.
Как же выглядела социальная структура Инты в те далекие годы? Руководящее звено управления, офицеры МВД-ГБ - 346 чел.: 36 начальников и главных инженеров шахт, шахтоуправлений, рудников и т.д., 42 начальника лаготделений и лагпунктов и их заместители, 45 работников интендантского снабжения и 31 работник отдела технического снабжения, 40 работников торготдела и 152 работника санотдела.
90
Из 36 руководителей предприятий - 21 коммунист, 1 комсомолец и 14 беспартийных, 26 русских, 7 украинцев, 3 еврея, бывших судимых - 7 чел. (5 политических и 2 бытовика). Из 42 руководителей лагподразделений: 40 коммунистов и 1 беспартийный, 1 комсомолец, 32 русских, 6 украинцев, 1 белорус, 3 еврея. Бывших судимых - один (за должностное упущение). Из 45 работников интендантского снабжения: 10 коммунистов и 5 комсомольцев, 30 русских, 4 украинца, 7 евреев, коми, армянин, бывших судимых - 8. По отделу технического снабжения - 17 бывших судимых (10 политических и 7 бытовиков). По торготделу - 11 "бывших". По санотделу - 15 коммунистов и 10 комсомольцев, 33 бывших судимых (23 "контрреволюционера" и 10 уголовников), 110 русских, 9 украинцев, 5 белорусов, 22 еврея, 3 коми, 4 поляка, двое армян, грузин, азербайджанец и татарин.
Среди управленцев 1S3 чел. имели высшее и 183 - среднее специальное образование. В половом отношении - 234 мужчин и 144 женщины. Русских - 249 чел., украинцев - 41, белорусов - 6, евреев - 33, прочих национальностей - 45 чел. Коммунистов - 70, комсомольцев -126 чел...
Таким образом, "элита" на 80% состояла из русских, на 50% из коммунистов и комсомольцев, на 30% из женщин, на 26% из бывших судимых. Заметно присутствие евреев - 10% состава "элиты", причем во всех ее структурных подразделениях.
Особую категорию населения Инты составляли военнослужащие охраны лагеря и конвойных войск МВД СССР, а также офицеры и сержанты госбезопасности. Их социальный статус определялся Уставами гарнизонной и караульной службы, приказами МВД-МГБ. С 1950 г. статус этой категории под воздействием ряда новых факторов заметно упал. В связи с организацией Минерального лагеря в Инту и Абезь была введена 50-я дивизия конвойных войск МВД, личный состав которой сразу вступил в конфликт с офицерами охраны и МГБ, управлением комбината и лагеря, заключенными. Сразу же возникли проблемы с жильем, снабжением, обслуживанием "конвойцев"...Их бесчинства и зверства в отношении заключенных вскоре стали известны в Москве.
С другой стороны, офицеры постепенно утрачивали ряд льгот и привилегий, которыми они пользовались в 40-е годы. Так, по приказу МВД №727 за 1350 г. они лишались права на получение дополнительного продовольственного пайка. После июльского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС и "дела Берия" была утрачена прежняя уверенность в завтрашнем дне. Многие перестали щеголять в мундирах, особенно с голубыми погонами, некоторые стали каяться на партсобраниях в своих прошлых грехах (участие в репрессиях против народов Северного Кавказа, Прибалтики), просто потихоньку спиваться...
Вся охрана Минлага была сведена в так называемый 15-й отдел ВОХР. На август 1954 г. в нем насчитывалось 3726 чел.: 267 офицеров, 552 сержанта, 2526 рядовых и др. Они были сведены в 5 команд (1421 чел.), 7 дивизионов и отдельный взвод (в Еджыд Кырте). В управлении отдела работали 179 офицеров и сержантов.
9!
Тесно примыкал к этой группе надзорсостаЕ, который выполнял функции надзора за соблюдением заключенными режима содержания в лагпунктах и лаготделениях и подчинялся отделу режима и оперативной работы. На 1 июля 1951 г. в Минлаге насчитывалось-600 чел. надзирателей - мужчин и женщин.
Остаются еще пять больших групп населения Инты этого периода: вольнонаемные рабочие и служащие, завербованные на работу в различных-регионах страны, а также примыкающая к ней группа демобилизованных солдат и матросов Советской Армии; вольнонаемные рабочие и служащие из числа освободившихся из лагеря, не имевшие поражения а правах после окончания срока ИТЛ; спецлоселенцы-ссыльные и спецпереселенцы; заключенные.
На основе анализа численного состава и качественных характеристик каждой из этих социальных групп можно выстроить следующую пирамиду:
Халеев / Козлов УПРАВЛЕНЦЫ = 350 чел. ОФИЦЕРЫ И НАДЗОРСОСТАВ = 3600 чел. ВОЛЬНОНАЕМНЫЕ РАБОЧИЕ И СЛУЖАЩИЕ = 2650 чел. СПЕЦПОСЕЛЕНЦЫ И СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ = 1250 чел. ЗАКЛЮЧЕННЫЕ^ 29000 чел.
Вольнонаемные и служащие делились на две категории - приезжие-несудимые (520 чел.) и местные - из бывших заключенных (более двух тысяч чел.). По приезде в Инту или после освобождения-из пагеря они должны были пройти курсы подготовки в учебном комбинате. Курсы готовили специалистов для работы на шахтах, в строительстве и транспорте - в течение двух-трех недель. После сдачи экзаменов люди приступали к работе. Главной проблемой для них было жилье. Но Указу Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г. они имели право на покупку или строительство индивидуальных домов. На эти цели выделялись соответствующие средства - по несколько десятков тысяч рублей ежегодно.
Поскольку ежемесячно из лагеря освобождались сотни людей, не имевших крова, в Инте (как, впрочем, и в других местах ГУЛАГа) стали вырастать уродливые "самострои": "шанхаи", "бидонвили" - сарайки, избушки, бараки, будки из подсобных материалов - времянки. Их возведение было хаотическим и стихийным. Некоторая часть людей устраивалась у тех знакомых, которые освободились ранее. Иные жили з подвалах, на чердаках, в производственных помещениях, на складах и базах, в гаражах и т.п. Лишь немногие могли рассчитывать на комнаты в бараках и общежитиях.
"Сводка о рабочем составе комбината "Интауголь" на 1 апреля 1953 г." содержит данные о расстановке рабочих и служащих: на шахтах работали 1113 вольнонаемных и 8042 заключенных, а капитальном строительстве - соответственно 10 и 913, на подсобно-вспомогательных ра-
92
богах - 14 и 335, в сельском хозяйстве - 381 и 398, жилищно-коммунальных хозяйстве - 141 и 1, транспортно-разгрузочном отделе -207 и 201, в автобазе -101 и 44, на ТЭЦ - 209 и 224, в геологоразведке -123 и 0, в отделе интендантского снабжения - 0 и 22. Итого - 2650 вольнонаемных и 11410 заключенных [128].
Группа "спец" населения состояла из спецпоселенцев, ссыльнопоселенцев и спецпереселенцев. Спецпереселенцев - освободившихся из лагеря с поражением в правах и без права выезда за пределы Инты -насчитывалось по комбинату "Интауголь" 315 чел. (декабрь 1952 г.), 416 на 10 апреля 1953 г. и 347 чел. на 1 июня 1953 г. Ссыльнопоселенцев на 1 января 1953 г. насчитывалось 735 чел. и на 1 июня 1953 г. - 1274 чел Спецпереселенцев (несудимых), закрепленных до 1955 г. - 265 чел., да еще 82 немца из бывшей трудармии, переведенных после окончания войны на положение спецпереселенцев навечно, без права выезда за пределы проживания. Судя по справке "О рабочем составе комбината "Интауголь" на 1 июня 1953 г.", вышедшие из лагеря на спец-поселение и в ссылку работали в следующих подразделениях комбината: на руднике Кожим - 25 чел. в декабре 1952 г. и 116 в июне 1953 г., руднике Еджыд Кырта - соответственно 15 и 154, в леспромхозе Лемью - 3 и 1, в п.Абезь -17 и 0, совхозе "Кедровый Шор" - 0.
По предприятиям: транспортно-разгрузочное - 48 и 89, в сельхозе -368 и 382, жилищно-коммунальном хозяйстве - 87 и 113, геологоразведке - 70 и 122, на автобазе - 34 и 0, в торговле - 22 и 34, в электросети -11, теплосети - 20, строительно-монтажной конторе - 34, в снабжении -40, ремонтно-механическом заводе - 22, центральной больнице - 11, центральном клубе - 5 чел. Очень мало работало на шахтах (это было запрещено инструкциями), на шахте 11-12 - один чел., шахте 2-1 чел., 11 шахтоуправлении - 23. Не было этой категории лиц и на ТЭЦ. Запрещалось замещать должности выше рядовых и работать сторожами, пожарными, горноспасателями... [129].
Последняя категория населения - заключенные, в том числе и иностранцы. Осенью 1954 г. по распоряжению ГУЛАГа всех иностранцев-заключенных северных лагерей было приказано собрать в Инте. На 22 декабря 1954 г. в дополнение к интинским прибыли из Воркуты еще 330 заключенных -"иноподданных(в том числе 30 женщин). Всего ожидалось прибытие в Минлаг около 3000 иностранцев-заключенных [130].
Большинство из них составляли немцы, осужденные за шпионаж (а' фактически - за участие в массовых мирных акциях протеста летом 1953 г. в Восточной зоне ГДР) к стандартным 25 годам исправительно-трудовых работ. Кроме них, двое французов, пятеро болгар, четверо венгров, один датчанин, 8 китайцев, 8 корейцев, один американец, 230 поляков, 12 румын, один словак, четверо турок, 14 финнов, два хорвата, чех, два шведа, норвежец и курд. "Западных" немцев в Минлаге содержалось 153 чел...
Заключенные оставались основной рабочей силой комбината Интауголь. Так, на 1 апреля 1953 г. на шахтах работали 9155 чел., в том числе 8042 заключенных и 1113 вольнонаемных, в строительно-
93
монтажной конторе - 1298 заключенных и 24 вольных плюс 15 спецпо-селенцев, на подсобно-вспомогательных предприятиях - 385 и 14 плюс 47 спецпоселенцеа и т.д. На некоторых предприятиях заключенные и спецпоселенцы составляли 100% рабочей силы - шахта 11-12, 1 и 3-й стройучастки СМК, кирпичный завод, мехмастерские [131].
Уже во втором квартале 1953 г. дефицит рабочей силы по комбинату составил 856 чел., а в третьем квартале - 1776 чел. Плановый отдел управления рассчитал, что при переходе на кадровый состав рабочей силы для замены заключенных понадобится не менее 13156 чел.! В том числе на подземных работах 4700 чел...
С 1 января 1954 г. начал функционировать Интинский район. 4 октября рабочий поселок Инта стал городом. В Минеральном лагере насчитывалось 27443 заключенных, в том числе 5817 женщин. Продолжался процесс постепенной ликвидации лагеря: Кожвинская перевалочная база по снабжению рудника Е:Кырта была передана комбинату Воркутауголь, началась ликвидация лагеря в Лемью, Кожиме. В самой Инте первым было ликвидировано 7-е лаготделение, оставались еще шесть (1 - 6) и Абезьское [132].
Более активным стало сопротивление заключенных. 7 ноября 1954 г. бастовали на шестом лаготделении. Большинство забойщиков, крепильщиков и навалоотбойщиков шахты №12 не вышли на работу. В результате за 7-8 ноября добыча составила всего 60 т угля. Меры против "зачинщиков" были приняты незамедлительно: они были отправлены в тюрьмы со стандартной формулировкой: "все меры исправления исчерпаны, разлагающе влияет на заключенных, содержанию в лагере не подлежит". Уволили с десяток вольнонаемных: крепильщиков Н.Е.Чепурного и Л.А.Макарова, электрослесаря Г.А.Бобкова, навалоотбойщика НАБондаренко и других. Начальнику шахты Федотову было "поставлено на вид".
На первом лаготделении за второе полугодие 1954 г. и первую половину 1955 г. было наказано за сопротивление администрации 247 заключенных, началось строительство штрафного лагпункта. На втором лаготделении летом 1955 г. организованное сопротивление, в основном в форме отказов от работы, оказывали литовцы. Обстановка была настолько накаленной, что достаточно было малейшего повода, чтобы все вспыхнуло. Так, 14-15 сентября 1955 г. на этом лаготделении в ответ на зверское избиение охранниками двух заключенных на КПП (контрольно-пропускной пункт) поднялась вся зона. Среди организаторов "саботажа" были: Б.В.Домавичус, Иозайтис, Петров, Гуськов, Шеболдаев, Машта-лер, Шуберт, Айрапетов, Назаров, Руссу, Карчевский, Боечко, Серов, И.Х.Максимов. Конечно, зачинщики были отправлены этапом в Абезь, 40 чел. попали на тюремный режим.
На третьем лаготделении (начальник майор Г.А.Бородулин) в конце 1953 г. заключенные голыми руками, "не применяя посторонних предметов", разнесли сооруженный на днях штрафной барак. В таких вот бараках заключенных держали по 3-4 месяца без бани и смены белья, зачастую без пищи и воды. На четвертом лаготделении не работали 600
94
малолеток, ожидавших скорого освобождения, и верующие - женщины ("монашки"). 14 мая 1956 г. охрана открыла огонь по заключенным, которые пытались сломать зону ограждения. В ответ на пролитую кровь все отделение было охвачено массовыми беспорядками [133].
На пятом лаготделений упорно отказывались выходить на работу немцы, прибывшие из Воркуты для отправки в Германию, поляки и другие "иноподданные". В 1953 г. здесь было зарегистрировано 409 случаев сопротивления администрации, в 1954 г. - 163, в 1955 - 308. Если в июле 1955 г. было 988 чел./дней отказов от выхода на работу, то в августе - уже 1184 (это в основном "монашки", литовцы, западные украинцы, поляки, немцы). Причем отказывались от работы целыми бригадами. Так, в августе 1955 г. - бригада Калинина, в ноябре - бригада Федорчук, в знак протеста против издевательств конвоя, в декабре - бригада От-ветчикова. Репрессиям подверглись: в декабре 1955 г. - 21 заключенный, э январе 1956 - 42, в феврале - 60, марте - 38 чел. Летом 1955 г. 85 заключенных з карантинной зоне объявили голодовку в знак протеста против обмана администрации - их обещали отправить на другое лаготделение, а послали в строгорежимный лагпункт. Своеобразной формой сопротивления было блокирование жилых бараков. Так, в октябре 1953 г. общее собрание этапа заключенных, размещенных в карантинном бараке, единогласно постановило "никого из посторонних в барак не впускать"... И не пустили - начальника отдела режима и оперативной работы лаготделения капитана Гатьянского. И что же Гатьян-ский? Ни слова не произнеся, ушел. Мер к заключенным не принял. Даже не сообщил в управление лагеря. Вот так менялись времена!
8 июля 1956 г. произошло чрезвычайное происшествие в зоне штрафного лагпункта пятого отделения. Надзиратель Бруцкий вырвал кустик красной смородины, посаженной заключенными на солнечной стороне барака. Бригадир Балакин Глеб Павлович - заключенный, -увидев это, ударил Бруцкого по голове кирпичом. Завязалась драка. На помощь Балакину подоспели другие заключенные, на помощь надзирателю - солдаты охраны. Силы были неравны (80 солдат против 22 заключенных), поэтому "бунтовщики" отступили и забаррикадировались в бараке. Тогда начальник лагпункта Нечаев приказал солдатам взять барак штурмом. Получив отпор, солдатики взялись за автоматы и выпустили по бараку 186 пуль, легко ранив одного из заключенных. Смочив в крови товарища кусок простыни, заключенные подняли ее над крышей - сигнал всем, что штрафники восстали и просят поддержки. Начальнику оперативно-режимного отдела Минлага А.Б.Максютину и начальнику охраны майору А.Ф.Ерыгину пришлось затратить немало усилий, чтобы потушить конфликт.
В июле 1954 г. около 900 заключенных Кожимского лагпункта целую неделю держали голодовку и не выходили на работу в знак протеста против сожжения в карцере живьем заключенного Б.Н.Смирнова работниками охраны. Вся вина 22-летнего Бориса Николаевича состояла в том, что он не поприветствовал Халеева и Козлова, когда они проходили мимо объекта, на котором работали заключенные...
95
В 1958 г., сразу после XX съезда КПСС, в лагерях начали работать партийно-государственные комиссии по освобождение заключенных, осужденных без достаточных оснований. Ь ?.;-:б<?:}£ '-957 г. престали существование все подразделения Инталага. В я беги зону игрз:-ч.Ц-эн'/!Я уничтожали гусеницами 'трех небольших английских ганков без башен. Остатки лагнаселения были переведены в Мордовию, в Темниковские пагеря (Дубровлаг). Таким образом, кончилась история почти 20-летнего существования Интинского истребительно-трудоаого пагеря НКВД-МВД-КГБ СССР. Наивно было бы думать, что его пребывание на приполярной земле прошло бесследно, как страшный сон, наваждение. В душах людей, вышедших на свободу и оставшихся жить в Икте, надолго затаился страх. Лагерный образ жизни сохранился надолго...
5. Управление "Щугоруголь"
15 сентября 1945 г. ГУЛАГ принял решение выделить из Интинского ИТЛ небольшое самостоятельное подразделение - Щугорский ИТЛ с подчинением Глазному управлению лагерей горно-металлургической промышленности (почтовый ящик 477). Лагерь,-основанный еще а 1931 г. как структурная единица Ухто-Печорского треста, с 1933 по 1945 гг. находился в составе Воркутлага. Приказом МВД СССР Ns03B5 от 15 ноября 1946 г. лагерь был снова включен в состав управления "Интастрой".
Угольное месторождение в урочище Еджыд Кырта в среднее течении реки Печоры было известно с 20-х гг., детально разведано и окон турено Войновским-Кригером. Именно здесь началась первая в Ухтпеч-лаге попутная добыча угля при проходке штолен. 13 сентября 1932 г. первая баржа с кыртинским углем была отравлена в Архангельск (первая баржа с воркутинским углем - лишь чеоез год - 28 июля 1933 г.) [134].
Постепенно тут сложился небольшой угольный руднж, снабжавший Печорское речное пароходство. В июле 1940 г. начальник Воркуто-Печорского лагеря капитан госбезопасности Тарханов для улучшения оперативного руководства подразделениями издал приказ о создании управлений строительства шахт в Еджыд Кырте и Иите. Весной 1942 г. в Кырте содержались уже 1550 заключенных.
Приказами Главного управления лагерей горно-металлургической промышленности № 17-10-4903 и 17-10-5822 от 23 апреля 1948 г., а также приказом по управлению Инталага от 1 июня 1948 г. Щугорскому ИТЛ передавался сельхоз "Кедровый Шор" (без фермы "Красный Яг"). Начальником управления был назначен капитан Н.И.Одляницкий (с 3 мая 1947 г. - капитан Силкии Гордей Васильевич). В структуру вновь образованного лагеря зходили 5 лагпунктов.
Лагпункт № 1 с двумя командировками (пересыльный пункт и женская зона). Заключенные обслуживали подсобные предприятия лагеря -энергокомбинат., транспортно-разгрузочный отдел, подсобное сельскохозяйственное предприятие, отделы общего и технического снабжения,
96
отдел капитального строительства, 1471 заключенный этого лагпункта жил в пяти бараках, построенных в 1946 г, общей жилой площадью 1521 тлл (1 квм на чел.). Ни бани, ни сушилок для одежды не было. Лагпункт располагал тремя кухнями, вещевой и продовольственной каптерками , амбулаторией..
Лагпункт № 2 с бараком режимной зоны. 939 заключенных жили в трех бараках (1 кв.м на чел.) и работали на строительстве и эксплуатации шахт № 3,4,5, кирпичном заводе, в механической мастерской и штабе управления. На территории лагпункта была артезианская скважина, баня с водопроводом и паровым отоплением, прачечная и кухня, амбулатория. Сушилок одежды и обуви б бараках не было.
Лагпункт Ш 3 - строился при шахте № 5, заключенные временно были заняты на строительстве узкоколейной железной дороги на Воробьиху. В сентябре 1948 г. здесь закончилось строительство пяти новых бара коз. Сюда была переведена часть заключенных с рудника Кожим.
Лагпункт "Боярский Яг" - располагался в 13 км от центрального поселка. При списочном составе 231 заключенный здесь в двух новых бараках жили 18.7 чел, (1,6 кв.м на чел.), которые работали на лесозаго-тошсад. На территории лагпункта находились кухня, походная дезкаме-ра, продкаптэрка, хлеборезка, а также баня, воду для которой возили с реки Печоры на лошадях.
Сангородок располагался в полутора километрах от п. Еджыд Кырта. В нем были два больничных корпуса - хирургический (на 45 коек) и терапевтический (на 83 коек). Строился новый корпус, рассчитанный на 60 коек, о рентгеновским кабинетом, клинической лабораторией, родильные отделением и больницей для вольнонаемных (30 коек).
ОЛП сельхоза "Кедровый Шор" (начальник - младший лейтенант Пантелеев Павел Васильевич) располагался ниже по течению реки и состоял из трех ферм (лагпунктов): Кедровой (центральный поселок), Заозерной (в 5 км от поселка) и Развилки (в 20 км от поселка, начальник - Поздеев Иван Кузьмич). Развилка эта была известна событиями лета 1943 г... когда в се окрестностях высадился немецкий десант с целью взорвать Печорский мост. Сельхоз шеп в своем распоряжении 4361 гектар земель, 438 голов крупного рогатого скота, 112 лошадей, маслозавод производительностью 2 т. масла в год, локомобиль и движок, 9 складских помещений, заготавливал 1402 т силоса и 746 тсена за сезон.
Забоченные сельхоза занимались также лесозаготовками (с 1932' г.). В, восьми бараках и одной землянке общей жилой площадью 1182 тм размещались 810 чел. - весь списочный состав сельхоза на 1 апреля 1946 г. (544 мужчины и 266 женщин). Больные содержались в двух стационарах, рассчитанных на 88 коек. В лагпункте "Кедровый" (существовал с 1838 г. - Н.М.) был дом младенцев заключенных матерей на 39 детей. Начальником санотдела сельхоза был тогда Нейман-заде Кешль Омар-оглы.
Кожзинский ОЛП (транспортное отделение "Щугоругля") располагался в п.Кожва Кожаинского района Коми АССР. Здесь в двух бараках (мужском и женском) содержались 218 заключенных - 139 мужчин и 77
97
женщин. Люди работали на погрузке и выгрузке с железнодорожных составов на баржи различных грузов для рудника [135].
На 11 декабря 1946 г. в лагере насчитывалось 1498 заключенных, в том числе 3418 мужчин и 1080 женщин: в Еджыд Кырте - 2861 чел., Кедровом Шоре - 1425, Кожве - 212. Детей от матерей-заключенных было 49 чел. - 45 в Кедровом Шоре и 4 в Кырте. О категориях трудис-пользования заключенных дает представление следующая таблица:
ОЛПы        1 категория 2 категория 3 категория   Инвалиды
Кырта 144 909 1426 120
Кедровый Шор 52 532 548 160
Кожва 9 69 96 21
На 1 января 1947 г. списочный состав пагеря определялся в 2861 чел., из них 233 женщины, в 1948 г. - 2000 заключенных, которых охраняли 124 солдата и офицера. Категорийный состав заключенных выглядел следующим образом:
1 категория 144 з/к
2 категория 209 з/к
3 категория 1426 з/к инвалидный труд 18 з/к
стационарно-больные 114 з/к
С 3 июня 1954 г. Кырта стала рабочим поселком и до 1958 г. была центром одноименного сельсовета. С 3 апреля 1958 г. стала просто поселком. 30 июля 1960 г. статус поселка был упразднен, поселения сельсовета вошли в Подчерский сельсовет Вуктыльского района [136].
Так закончилась история Щугорского лагеря - тихо, незаметно и бесславно. Если бы не краеведы, да поиски и находки печорского учителя Олега Ивановича Азарова [137], никто бы и не знал, что происходило здесь, на берегах великой северной реки.
1. См.: Полещиков В. Слово об авторе. Предисловие к книге: Ф.Тараканов. Без вины над пропастью: Документальная повесть. Сыктывкар, 1992. С.5.
2. КРГА ОПДФ. Ф.1.0П.1. Д.140. ЛЛ. 60-63.
3. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д.142. Л. 114; Д. 144. ЛЛ.43-44.
4. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д.144. Л.70; Д.163. Л.13-14.
5. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д.167. ЛЛ.34-37.
6. Канева А.Н. Указ.соч. С.40; ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д. 761. Л.9.
7. См.: Негретов П.И. Почтовый ящик № 223. Как начиналась Воркута // Печальная пристань. Сыктывкар, 1992. С.244-245.
8. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.370.Л.1-2.
9. Там же. Д.369. Л.1.
98
10. Камера АЛ Ухтпэчлаг. 1828-1038 // Звенья: Исторический альманах. №.,1990. С.ЗЗб.
11. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.2. Д.601. Л. 148.
12. Жеребцов Ю. Где ты живешь? Сыктывкар, 1994. С.128; КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.2. Д.913. Л.28.
13. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.2. Д.913. Л.23.
14. Там же. Л.27. Следует отметить, что у лагеря были свои денежные знаки -"боны". В 1933 г. они были постепенно ликвидированы: к 10 апреля в Архангельске, 9-27' июля, 30 сентября и до 31 декабря - в Чибью. Общая сумма "бонов" составила 404223 руб. 91 коп. (ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.628. Л.6.).
15. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.2. Д.913. ЛЛ.83, 93. См. здесь же схему работ на 2 пятилетку.
16. Там же. Л.93.
17. Там же.
18. Там же. ЛЛ. 5,10.
19. Тамже. Д.629. Л. 15.
20. Первое описание тракта Усть-Вымь - Чибью см.: Канторович В. Большая Печора. М.,1934. С.152-153; КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.2. Д.913. Л.23-24.
21. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.184. Л.1-10. Д.633. Л.1.
22. ЦГАРК. Ф.1668.0П.1.Д.319. Л.26.
23. Негретое П.И. Указ.соч. С.245.
24. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.148.Л.32.33.43.
25. Там же. Д.760. Л.27-32.
26. КРГА ОПФД. Ф.1875. Оп.1. Д.104. Л.112-113.
27. Там же. С.242.
28. Научный архив КНЦУрОРАН. Ф.1. Оп.9. Д.22. Л.10-14.
29. Воспоминания С.Раевского//Архив Воркутинского"Мемориала".
30. Негретое П.И. Указ.соч. С.246,247.
31. Полещиков В.М. За семью печатями. Сыктывкар, 1995.
32. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.485. Л.78.
33. Там же. Л.200-205, 210.
34. Тамже. Л.205.
35. Негретое П.И. Указ.соч. С.246.
36. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.485. Л.4,25.
37. Тамже. Л.ЗЗ.
38. Канева А.Н. Указ.соч. С.344-345.
39. Протокол центральной инвентаризационной комиссии 1-го отделения Ухтпечлага от 27 марта 1938 г. // ЦГАРК. Ф.1675. Оп.1. Д.1. Л.93.
40. КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.З. Д.ЗОЗ. ЛЛ.28-29. 41 Тамже. ЛЛ.1-10.
42. По данным С.Сигачева (НИЦ Московского "Мемориала").
43. ЦГАРК. Ф. 1663, Оп 1. Т.З. Л.1.
44. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.661. Л.211-212.
45. Тамже. Л.142-143.
99
46. Там же. Л.1-10.
47. Канева А.Н. Структура Ухтижемлага // Вестшк культуры Коми АССР. 1990. №1.Л.40.
48. Там же. Л.38.
49. Гурский К.П. "ЧГГ на лагпункте // В недрах Ухтпечлага. Вып.2. Малая серия. Ухта, 1994. Л.14.
50. ЦГАРК. Ф.93. ОП.1.Д.314.Л.69.
51. Ухтинский городской госархив. Ф.б. Оп.1. Д.616/146. Л.1.
52. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.809. Л.4.
53. Там же. Д.812. Л.34.
54. Усков. Район большого будущего // За ухтинскую нефть. Орган политотдела, Управления и профкома Ухтижемлага. № 59(66). 27 ноября 1940. Среда. Л.З.
55. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.759. Л.5.
56. Там же. Л.129.
57. Там же. Л.З.
58. ЦГАРК.Ф.1668.ОП.1.Д.760.Л.27.
59. Тамже.Д.810. Л.4-12.
60. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.641. Л.78-99.
61. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.871.Л.35.
62. См.: Нефть и газ Коми АССР: Сб. док-тов и мат-ов. Сыктывкар, 1979. Л.82-83. Данные о количестве освободившихся заключенных см.: КРГА ОПДФ. Ф.1. Оп.1. Д.427.Л.10.
63. КРГА ОПФД. Ф.1. Оп.З. Д.1210. Л.72.
64. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.1089. Л.12.
65. ГАРФ. Ф. 9414. Оп.1. Д.588. ЛЛ.1-111; Д.174. ЛЛ.237-252.
66. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.1903. Л.23,53,56.
67. КРГА ОПФД. Ф.2174. Оп.1. Д.297. Л.123,
68. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1. Д.1882. ЛЛ.1-115.
69. ГАРФ. Ф. 9414. Оп.1. Д.247. ЛЛ.9-11.
70. См.: Чернов ГА Из истории открытия Печорского угольного бассейна. 2-е изд.Сыктывкар.1989; Витязева В.А. Угольная промышленность Коми АССР // Печорский угольный бассейн. Сыктывкар, 1957. С.27.
71. ЦГАРК. Ф.1668. Оп.1 Д.485.Л.41.
72. Негретов П.И. Указ.соч. С.247.
73. Валерштейн Л. Люди ГУЛАГА// Печальная пристань. Сыктывкар, 1992. С.278.
74. ЦГАРК. Ф.1655. ОП.1.Д.1916.Л.12-13.
75. Книга Памяти Республики Коми. Т.1. Сыктывкар, 1993. С.157-160.
76. Куусинен А. Указ.соч. С.150,155.
77. См. бухгалтерский отчет Воркутлага за 1941 г.
78. Данные НИЦ Московского "Мемориала".
79. ЦГАРК. Ф.1675. Оп.1. Д.1919. Л.6,11-12.
80. Там же. Л.82,88; Куусинен А. Указ. соч. С.159-162.
81. Куусинен А. Указ.соч. С.162.
82. Там же. С.160.
100
33. Там же. С. 161-182.
-34. душманов В, Судьба четырех королев // Красное знамя. 1992. 31 марта.
56. КРГА ОПФД. Ф.1875. Оп.1. Д.119 ЛЛ.106,109,111. Ю. ЦГАРК. Ф.1675. Ол.1. Д.1803. Л.11.
57. Там же. Л.12.
38. Виса £. Op.cit. Р.175-177.
09. ЦГАРК Ф.1675. Оп.1. Д.1806. ЛЛ.28.39; Д.1807. Л.19.
90. Полярно-Уральское управление Воркутлага было передано Министерству геологии СССР в 1955 г.
91. ГАРФ. Ф.9414. Оп.1. Д.443. ЛЛ.1-13; Д.444. Л. 6; Д.554. ЛЛ.1-64. .92. Там же. Д.173. ЛЛ.б-8.
93. Тамжв.Д.191.Т.1.Л.215.
94. Там же. Л.219.
95,Suca E-Op.cit. Р.269-271; Sholmer, J. La greve de Vorkouta. Paris, 1954.
06. См.: Клименко №1. Юго-западная часть Печорского бассейна // Печорский угольный бассейн. Сыктывкар, 1957. С.70-71; Пономарев Т.П. Геологический отчет о поисково-разведочных работах на каменный уголь на реке Большая Инта бассейна Косью в Печорском крае. 1927 год. // Научный архив КНЦ УрО'РАН. Ф.1. Оп.Ю. Д.15. Л. 3-4, 32-33, 39,45, 62-63, 82, 38, 161, 168. Ошибочно у Пыстина М.С. См.: Печорский меридиан. Сыктывкар, 1983. С.154. - первая разведочная скважина заложена в 1931 г. См. также: Подоров Г., Коковин М. Город в Заполярье // Печорский угольный бассейн. С.200.
97. ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.873. ЛЛ.99-100. Неточно у Пыстина М.С. (Указ. соч. С.154), что первые строители прибыли в 1939 г. Уже на 25.01.1939 г. в зоне 1-го лагпункта размещались 900 заключенных.
98.ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.13. Л.160.
99. Там же. Ф.1675. Оп.1. Д.1. Л.93.
100.КРГА ОПФД. Ф.2174. Оп.1. Д.1. Л.15,45,66-66.
101.ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.6,66. Л.9.
Ю2.Там же.Ф.1675.0п.1. Д.1917. Л.24.
ЮЗ.'КРГА ОПДФ. Ф.2174. Оп.1. Д.15. Л.75.
104.ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.666. Л.9.
Ю5.Тамже. Д.663. Л.60.
106. Домбровский Ю. Факультет ненужных вещей // Новый мир. 1988. № 11. С.128; См. также: Гроссман 8. Жизнь и судьба // Октябрь. 1988. № 4. С.129-130.
107. ZawacJzka Jadwiga. LagerniczkL Dziesiec !at w polamim kraju. Warszawa: Voiumen, 1991. 3. 26-31, 41,118.
108. ЦГАРК.Ф.1659.0П.1 Д663. Л.290.
109. КРГА ОПДФ. Ф.1.0П.1. Д.483.Л.104.
110.Подсчитано автором по разным источникам, 111.КРГА ОПДФ. Ф.1.Оп.1. Д.518. Л.16-17. 112.ЦГАРК.Ф.1659.0П.1. Д.19. Л.94. ИЗ.Тамже. Д.22. Л.33-34. 114Там же. Д.864. ЛЛ.60-61, 75.
101
115Там же. Д.23. Л/189. Иб.Тамже. Д.22. Л.214. 117.Тамже.Д.873. Л.69. 118Тамжв. Д.42.Л-.26.
119. Данные по ОЛПам приводятся по "Смете лагерных расходов управления "Интастрой" на 1948 г." См.: ЦГАРК. Ф.1658. Оп.1. Д.684. Л. 14-35.
120. Все данные по О Л Нам за пределами Инты приводятся по смете лагерных расходов на 1348 г. См.: ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.884. ЛЛ.33-73
121. ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.684. Л.8.
122. Rutkow.sk! В. Inta // Wspomnienia Sybiriakow. Т.2. Warszawa: Pomost, 1930. S.65. Ibid., S.61-62.
123. Первая депортация состоялась 14 июня 1941 г В 1949 г. было выслано только эстонцев 70 тысяч чел.! См.: Звезда. N«1.1969. С26.
124. ЦГАРК, Ф.1659. Оп.1. Д.747. ЛЛ.161,164.
125. Там же. Ф. 1657. Оп. 1. Д. 8. ЛЛ.48, 87.
126. Там же. Ф.1659. Оп.1. Д.760. ЛЛ.10-11, 26: Д.773. ЛЛ.76-77.
127. Там же. Д.351. Л.49. 123. Тамже. Д.891. ЛЛ.71-72.
129.See данные по этой категории населения см.: ЦГАРК. Ф.1659. Оп.1. Д.891. ЛЛ.13-71.
130. См.: Морозов Н.А. Воспоминания иностранцев-узников ГУЛАГа как источник по истории Коми АССР (1936-1956 гг.) /7 Проблемы истории репрессивной политики на Европейском Севере России... С.49.
131 .ЦГАРК. Ф,1659. Оп.1. Д.891. ЛЛ.71-72.
132.КРГА ОПДФ. Ф.2174. Оп.1. Д.304. ЛЛ. 88, 94.
133.КРГА ОПДФ. Ф.2174. Оп.4. Д.146. Л.35.
134.Республика. 1996. 30 июля. С.2.
135.ЦГАРК. Ф.1658. Оп.1. Д.4. ЛЛ.11,14, 44.
136. См.: Жеребцов ИЛ. Где ты живешь. Населенные пункты Республики Коми: Историко-демографический справочник. Сыктывкар, 1994 С/!29.
137. Азаров О.И. Концентрационный лагерь НКВД Кедровый Шор в 30-начало 50-х гг. // Проблемы истории репрессивной политики на Европейском Севере России (1917-1956 гг.): Тез. докл. Сыктывкар, 1993. С.3-5.
102
Глава 2. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ ПАГЕРЯ В КОМИ КРАЕ 1. Северный лагерь ОГПУ (1929-1932)
Открыт: 1929
Закрыт: 1932
Подчинен: Управление северных лагерей особого назначения ОГПУ СССР Деятельность: железнодорожное строительство, лесозаготовки Численность
заключенных: 1929 г. - 2300,1930 г. -14050,1932 г. -3366. Начальники
лагеря: А.И.Слабкович, Попкович.
Решение о строительстве железной дороги Пинюг-Сыктывкар протяженностью 265 км было принято правительством СССР по ходатайству руководства Автономной области Коми (зырян) и руководства Северного края, в состав которого входила АО. Народный комиссариат путей сообщения подготовил рабочий план строительства дороги, который был включен в проект первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР. Руководство Коми Автономной области имело возможность влиять на процессы выработки решений по данной проблеме через свое представительство при Президиуме ВЦИК. Сдача щ эксплуатацию дороги Пинюг-Сыктывкар намечалась на 1934 г.
Далее предполагалось продолжить магистраль до с.Усть-Ухта (Чибьюские нефтепромыслы) общей протяженностью 296 км, и далее до с. Кожва (еще 260 км). В 1932 г. плановый отдел Наркомата путей сообщения разработал схему строительства железной дороги от с. Кожва до Воркуты. Были и дополнительные разработки. Специалисты Ухто-Печорского лагеря ОГПУ разработали "Схему работ лагеря во второй "пятилетке", по которой предполагалось соединить магистраль Пинюг-Кожва-Воркута с Архангельском. На строительство дороги Пинюг-Сыктывкар предусматривалось израсходовать 28 млн руб. Наркомат путей сообщения и центральное управление по сооружению железных дорог заключили договор на осуществление строительства силами заключенных Управления северных лагерей особого назначения ОГПУ. Стройка была начата в 1929 г. одновременно из Сыктывкара и Пинюга сипами 2800 заключенных, а управление было создано еще в апреле 1929 г. (26 инженерно-технических работников и 120 десятников технадзора).
Осмотрев трассу будущей дороги, специалисты пришли к выводу, что численность рабочей силы (заключенных) должна быть увеличена по меньшей мере в шесть раз. Плановый отдел облисполкома подготовил свой проект строительства, согласно которому все проектные работы по трассе должны были завершиться к 1 октябрю 1929 г. [1].
Ход строительства, систему использования труда заключенных и спецпереселенцев можно восстановить по архивным документам и воспоминаниям заключенных. Вацлав Янович Дворжецкий, весной 1931 г. работавший на,трассе Пинюг-Сыктывкар в качестве заключенного, в книге "Пути больших этапов" писал: "Весна 1931 года. Лес. Дикий, густой
юз
еловый лес. Тайбола - так называли этот лес. Это где-то между Кировской областью и Коми. Мало там людей. Изредка по речкам Чинше, Лузе, Маланье, Летке встречаются бедные деревеньки. Болота, мхи, ели, валежник. Подготовка к строительству железной дороги Пинега-Сыктывкар. Трасса. Просека вырубается... Ни барака, ни поселка. Палатка на краю для охраны и склада. Людей немного, тысячи полторы. Большинство - крестьяне средних лет, из'раскулаченных. И урки. Интеллигенции не видно, а уголовники в самоохране или командуют. Есть и прораб, и начальник колонны" [2].
На 9 сентября 1930 г. существовали три строительных участка: Сык-. тывкар-Визинга (75 км), Визинга-Куратово (85 км), Куратово-Пинюг (130 ш). По состоянию на 20 августа 1930 г. здесь работали 14050 чел. (в том числе 1170 женщин), из них 45,7% (6430 чел.) - полностью трудоспособных, 27,4% (3855 чел.) - трудоспособных на 2/3, 16,5% (2315 чел.) - трудоспособных на 1/2, и 255 чел. (2,5%) - непригодные к труду -занятые в хозяйственно-лагерной обслуге. 1095 чел. еще не были зачислены ни в одну из вышеназванных категорий. 44% рабочих были в возрасте от 18 до 40 лет, 27% - от 40 до 50 и 5% -от 50 до 60 лет. Таким образом, рабочая сила была в достаточно хорошем состоянии и могла использоваться на тяжелых земляных работах.
Норма выработки составляла 2,5 куб.м грунта в день на одного заключенного с подвозкой к полотну из карьеров на расстояние 250-300 м тачкой и до 800 м грабаркой. По уложенным на отдельных участках рельсам передвигался небольшой паровозик со 180 вагонетками, с помощью которых грунт перемещался на расстояние до 1200 м [3].
Тем временем в областной комитет партии, облисполком, местные органы власти поступали многочисленные жалобы от местного населения на управление строительства и охрану. С другой стороны, заключенные и спецпереселенцы жаловались на грубость охранников, произвол десятников и прорабов. Были случаи массовых избиений заключенных, недостаточным было питание и медицинское обслуживание. Бюро областного комитета ВКП(б) рассмотрело на своем заседании от 10 ноября 1930 г. вопрос " О работе северных лагерей" и указало начальнику УСЕВЛОН Бокше на необходимость принятия мер по устранению безобразий на строительстве [4].
По рекомендации специалистов количество стройучастков было уменьшено до двух: Сыктывкарского (5670 заключенных, в том числе 520 женщин) протяженностью 120 км, и Пинюгского (8330 заключенных, в том числе 650 жеищт) протяженностью 140 км. Строительство велось навстречу друг другу. В ЦГАРК сохранился список 20 лагпунктов южного (Пинюгского) стройучастка железной дороги. Дислокация этих островков ГУЛАГа позволяет сделать вывод о степени населенности трассы - каждый лагпункт примерно через 7 км [5'j:
104

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.